Roseanne
Ad opus!
Название: Miracle Day
Автор: Roseanne
Категория: Mass Effect
Рейтинг:PG-13
Персонажи и пейринги: Кайден/м!Шепард
Жанр: пре-слэш
Размер: 3491 слово
Аннотация: Два человека, два года и одна встреча. «Amicum proba, probatum ama».
От автора: Написано в честь выхода Mass Effect: Andromeda. На тамблере нашелся подходящий коллаж для визуализации.
Статус: закончен

Ссылка на фикбук


Горизонт встретил Кайдена недружелюбным взглядом, фальшивой улыбкой и тяжелым «да, лейтенант» сквозь сжатые зубы. С первой же минуты колонисты ясно дали понять, что силам Альянса тут не рады. Они не идут на открытый конфликт, но, тем не менее, строительство оборонных башен задерживается на каждом шагу по каким-то совершенно нелепым причинам: то местные инженеры, несмотря на свою первоклассную подготовку, не могут разобраться с якобы «очень сложными» чертежами Альянса, то материалы для строительства оказываются непригодными после очередного «налета гигантских комаров», что само по себе звучит смехотворно.

Колония с бараньим упорством выражала свой молчаливый протест, и Кайден, вооружись невероятной стойкостью, ежедневно сражался за строительство турелей, доказывая местным необходимость защитных сооружений для Горизонта.

Будь Шепард здесь, то дело продвигалось значительно быстрее. Наверняка, он без проблем убедил бы колонистов если не поддержать, то хотя бы не препятствовать строительству. Шепарду всегда удавалось все, за что бы он не брался: Иден Прайм, Веймар, Новерия. Удача отказала ему всего один раз, два года тому назад...

Победить ублюдка Сарена, чертового Жнеца и так бесславно погибнуть, добивая жалкие остатки флота гетов... Шепард не заслужил такой конец.

Кайден отказывался верить слухам о том, что Шепард жив и работает на террористов из «Цербера». Капитан был одним из самых честных людей, что когда-либо доводилось встречать Кайдену. И если работу с «Цербером» еще можно было оправдать, в конце концов, Шепард ни перед чем не останавливался для достижения своих целей, то, как объяснить его двухгодичное молчание. Допустим, что у Шепарда были причины держать в неведении Альянс или Совет, но он не мог поступить так жестоко со своей командой. Они были друзьями, почти что семьей. Разве Шепард предал бы тех, кто готов умереть за него?

Скорее геты и кварианцы станут мирно жить на одной планете, чем капитан изменит своим идеалам.

И все же, слухи не давали Кайдену покоя. Мысль о том, что возможно Шепард все-таки жив, возвращала его на два года назад, когда он хватался за любую соломинку, несмотря на убедительные показания Джокера, который видел, как после второй атаки неизвестного противника Шепард вылетел в открытый космос. Шансы выжить при таком раскладе равны нулю, но когда это мешало капитану? Зная, что Шепарда не так просто убить, Кайден ходатайствовал о проведении на Алкере поисково-спасательной операции. Разумеется, что громкое имя капитана не могли проигнорировать, и на спасение первого Спектра среди людей были отправлены лучшие силы Альянса под руководством лейтенанта Аленко.

Кайден буквально перекопал всю планету, но не нашел ни малейшего признака того, что Шепард остался в живых. Впрочем, тело капитана тоже было не найдено.

После нескольких месяцев упорных поисков, Кайден так и не смирился со смертью Шепарда. Жизнь его теперь превратилась в сущий кошмар, и только стакан крепкого турианского пойла позволял забыть об огромной невосполнимой потере, и неизвестно, к чему бы это привело, если бы в ситуацию не вмешался лично Дэвид Андерсон, только что получивший звание адмирала Альянса.

Андерсон тогда нашел его на Цитадели. Район Закера, 28 уровень, «Темная звезда». Кажется, Андерсон что-то долго говорил ему... Или, может быть, только тяжело вздыхал... Честно говоря, в тот день он напился до такой степени, что весь мир превратился в розово-голубое неоновое желе, а лица окружающих сливались в бесформенное размытое пятно с проступающими иногда подозрительно знакомыми чертами.

Очнувшись на следующий день с раскалывающейся головой то ли из-за фонящих имплантов, то ли из-за жуткого похмелья, Кайден первым делом увидел огромную голограмму-имитацию камина, звонко потрескивающую фальшивым пламенем. Он лежал на серебристом диване, выполненном в земном ретро-стиле, что когда-то был известен как «хай-тек».

— Что, вояка, пришел в себя? — голос Андерсона раздался откуда-то слева. Кайден повернулся на звук и резко попытался встать. В голове маршем пронеслось разъяренное войско кроганов-берсерков. Кайден пошатнулся и со стоном рухнул обратно в жесткие объятия дивана.

— Лежи, не вставай, — Андерсон подошел к нему и протянул стакан со странной голубоватой жидкостью. — Вот, выпей. Станет легче.

Кайден послушался и выпил содержимое залпом. Действительно, ему моментально стало лучше! Заметив положительный эффект своего таинственного напитка, Андерсон улыбнулся.

— Одна знакомая когда-то давно поделилась со мной этим рецептом. Хорошо помогает после большой попойки.

— Сэр, я...

— Да молчи уже! Думаешь, я не понимаю? Знаешь, Аленко, мне тоже доводилось терять друзей и не раз. Смерть Шепарда — это огромная трагедия для всех нас, невосполнимая потеря для галактики. Я знаю, слова тебе сейчас вряд ли помогут, но пойми вот что, лейтенант: Шепард умер в бою, сражаясь за мир в галактике, за человечество, за нас с тобой, в конце концов. Неужели ты хочешь, чтобы его смерть была напрасной? Ты не поможешь ему тем, что запьешься до смерти в паршивом баре где-нибудь здесь, в доках, или на Богом забытой Омеге. Шепард точно не хотел бы этого.

Осознание собственной ничтожности и беспомощности появилось где-то глубоко в груди и неистовой, сокрушающей бурей пронеслось по всему телу. Кайден боялся поднять взгляд на Андресона и продолжал бесцельно разглядывать пол. Отблески искусственного огня причудливо танцевали на черной лакированной плитке.

— Виноват, сэр. Такого больше не повторится.

Андерсон иронично хмыкнул.

— Не прячься за формальности, Аленко. Сейчас ты мой гость, и я говорю с тобой как с другом. И вот тебе мой дружеский совет: заканчивай пить. Это путь в никуда. Поверь мне, я видел много ребят, которые прикладывались к турианской водке. Так что приводи себя в порядок и через три дня мы снова поговорим.

Наступившая тишина закончила этот тяжелый разговор. Кайден поднялся на ноги, не испытывая каких-либо проблем. Земля была тверда как никогда, а кроганское войско потерпело сокрушительное поражение. Напиток адмирала имел целебный эффект необыкновенной силы.

— Все в порядке? — озабочено спросил Андерсон.

— Да, сэр, в полном.

— Я все же вызову тебе такси до жилого сектора. Жду тебя через три дня, в девять утра, в Президиуме. Надеюсь, что ты будешь в норме, лейтенант.

— Я не подведу вас, сэр.

— Очень на это надеюсь.

Кайден покинул квартиру Андерсона и добрался до служебной квартиры, которая была закреплена за ним как за офицером Альянса. После этого памятного разговора он больше никогда не возвращался к алкоголю.

Три дня спустя Кайден явился в Президиум Цитадели ровно в 9:00. В последний раз он был здесь еще до того, как возглавил поиски останков Шепарда на Алкере. Кажется, с тех пор прошло несколько миллионов лет...

В отличии от жилых районов Цитадели, где жизнь хаотично пестрела сотнями тысяч видов и форм, ежесекундно изменяясь от вялотекущего умиротворения ханаров до взрывоопасных конфликтов батарианцев и людей, Президиум находился в вечном стазисе, который навсегда законсервировал элиту Галактики в стерильной банке бюрократии и политических интриг. Ложь оставила свой фальшивый отпечаток на всем: на стерильном бархате искусственного озера, на зеркально чистых стенах, на тонком своде поддельного голубого неба, на натянутой улыбке консьержа азари, что сопровождала Кайдена до посольства людей.

Андерсон придирчиво оглядел Кайдена, и, удовлетворившись увиденным, приветливо улыбается лейтенанту.

— Вижу, ты прислушался к моим советам, Аленко?

— Так точно, сэр!

— Рад это видеть. Надеюсь, ты понимаешь, что я вызвал тебя сюда вовсе не для того, чтобы удостоверится в этом? Присаживайся, лейтенант, для тебя есть работа.

Кайден сел на предложенное место.

— Что тебе известно о колонии Горизонт?

— Небольшая колония в системах Терминус. Весьма полезная, но неспокойная. Местные жители не очень-то любят Альянс.

— Все верно. В последнее время из систем Терминус приходят тревожные слухи. Говорят, там пропадают люди.

— Жаль, но разве так было не всегда, сэр?

— Сейчас что-то изменилось. Теперь там пропадают целые колонии. Счет идет уже на сотни тысяч жертв. Нужно выяснить, что там происходит, не поднимая шума. Поэтому ты отправишься на Горизонт и постараешься разузнать, в чем дело. Особенно стоит обратить внимание на деятельность «Цербера» в системах Терминус. Есть мнение, что именно они стоят за исчезновением колонистов. Официально твое задание — установка турелей «ПОИСК» в рамках программы налаживания тесных контактов между Альянсом и отдаленными человеческими колониями. Приказ о твоем назначении уже подписан. Можешь отправляться уже сегодня.

— Есть, сэр! Будут другие указания?

— Пока что нет. Будь осторожен, лейтенант, кто знает, что там тебя ждет.

Так Кайден попал на далекий Горизонт, где вот уже несколько месяцев с переменным успехом боролся с местным населением, параллельно отыскивая следы причастности «Цербера» к исчезновению колоний. Каких только нелепых слухов ему довелось услышать на этот счет! Самой бредовой была версия о том, что людей якобы похитили какие-то загадочные Коллекционеры, которые периодически появляются в системах Терминус то тут, то там и обменивают свои продвинутые технологии на всяких генетических уродцев, вроде сиамских близнецов или Ардат-Якши. Как бы там ни было, никаких следов мифических Коллекционеров не было обнаружено, но и доказать вину «Цербера» не представлялось возможным. Колонии исчезали мгновенно, как по щелчку пальцев. Люди просто пропадали безо всяких на то причин. Создавалось впечатление, что жители всего лишь на минуту оставляли свои дома: на кухне остывала чашка недопитого кофе, в спальне была неубранная постель, а в казарме сиротливо стояли разобранные винтовки. Не было никаких намеков на оказание хоть какого-то сопротивления.

Кайден вот уже несколько недель бился над загадкой пропавших колоний, но никакой достоверной информации, которую бы можно использовать для отчета, по-прежнему не было. Поэтому ему ничего не оставалось, кроме как продолжать поиски, грозившие растянутся на целую вечность.

Однако, буквально вчера Шепард снова вмешался в его дела, спутав все карты и превратив очередное рутинное задание в хаос.

Случайно подслушанный разговор двух солдатов перевернул мир Кайдена с ног на голову, словно и не было тех двух тягостных лет, словно он опять с яростным остервенением раскалывает сухие льды Алкеры, разрываясь одновременно между желанием отыскать тело Шепарда и надеждой не находить его никогда.

Шепард жив.

Одна только эта мысль, случайно оброненная в спешке чужого разговора, воскресила в Кайдене только что отгоревший костер горьких чувств, что так долго не давал ему покоя.

Шепард жив. Бог видит, Кайден бы отдал все, чтобы этот слух оказался правдой.

***


Голограмма отчета тоскливо мигает привычным оранжевым светом.

Строительство турелей будет задержано до тех пор, пока из Цитадели не прибудет груз со стройматериалами. Поскольку слухи об опасности систем Терминус дошли и до Совета, то вполне очевидно, что связь с отдаленными колониями сильно ослабла. Стараниями Арьи Т'Лорак, системы Терминус и до этого считались неблагоприятным местом для грузовых кораблей. Сюда прилетали только отчаянные смельчаки, однако теперь, после известий о массовой пропаже людей, не находилось и таких. Почти все капитаны категорически отказывались посещать владения разбойницы-азари.

Строительство заморожено, расследование пропажи колонистов в тупике, а противостояние с местным населением вот-вот перерастет в вооруженный конфликт.

И вишенка на торте — слухи о внезапном воскрешении Шепарда, которым очень хотелось одновременно и верить, и нет.

Кайден тяжело вздохнул и закрыл отчет. Он чувствовал, что у него буквально опускаются руки. Шепард всегда говорил: никогда не сдавайся, но один в поле не воин, и иногда, как бы не хотелось победить, обстоятельства превращаются в непреодолимое препятствие. Все же, Кайден понимал, что не может позволить себе слабость. Не в это время. Не в этом месте. На Горизонте он представлял собой Альянс. Каждое его действие отражалось на репутации огромной организации, частью которой он был. Кайден не мог позволить, чтобы колонисты почувствовали себя победителями, поэтому решил стоять до конца, как когда-то и учил его Шепард.

Впереди был очередной тяжелый день. Кайден решил первым делом поговорить с Лилит. Она была единственным человеком в колонии, кто если и не одобрял его действия, то хотя бы не препятствовал им. Ему казалось, и не без основательно, что взамен на свое дружеское расположение Лилит ждала от него чего-то большего, чем очередное обсуждение текущих дел, но не мог ей этого дать. Лилит, несмотря на это, все равно продолжала надеяться. Исходя из своего опыта, Кайден знал, насколько несокрушимой может быть надежда, поэтому искренне сочувствовал ей. Он решил, что разумнее всего будет вообще не касаться этой темы. В конце концов, неизвестно как бы отреагировала Лилит на открытый отказ, а лишаться единственной поддержки среди колонистов было бы крайне неосмотрительно. Напряженность и неопределенность в их отношениях терзали ему сердце. Он жалел, что его вынужденное молчание дает ей иллюзию надежды, но ничего не мог с этим поделать.

Кайден нашел Лилит недалеко от главного кампуса и предложил пройтись.

— Лилит! У нас проблема.

— Все еще не можете откалибровать прицельную матрицу? — иронично ухмыльнулась она.

— Защитные башни не заработают, пока мы это не исправим.

— Извините, капитан. Сейчас важнее восстановить систему связи.

— Ага, удивительно, как меня и в этом не попытались обвинить! — раздраженно откликнулся Кайден.

Лилит ответила ему той улыбкой, с которой мать растолковывает своему ребенку самые очевидные вещи.

— Люди здесь не доверяют Альянсу. Ничего личного в этом нет.

Прежде чем Кайден успел ответить, воздух разрезал пронзительный скрип, раздавшийся где-то высоко в небе. В поисках источника шума они вместе с Лилит синхронно посмотрели вверх. Звук привлек и других колонистов, которые возникли словно из ниоткуда и бросали в сторону Кайдена злые взгляды, заранее обвиняя его во всех смертных грехах.

— Что это? — обеспокоенно спросила Лилит.

Кайден молча достал винтовку и прицелился. В атмосферу планеты входил огромный корабль, больше похожий на летающий кусок астероида, чем на разрушительную боевую машину. Однажды ему уже довелось видеть такое. Два года тому назад, в районе Алкеры...

— Все в укрытие, — скомандовал он.

На землю посыпался град молний. Впереди показалось странное черное облако. Приглядевшись, Кайден понял, облако — огромный жужжащий рой насекомых, и, как бы в подтверждение, грозная туча тут же распалась на бесчисленное множество мелких частиц. Рой стремительно приближался. Лилит застыла и завороженно смотрела на развернувшуюся картину.

— Я тебя прикрою! Беги! — крикнул ей Кайден.

Насекомых становилось все больше. Послышались испуганные крики. Кайден атаковал.

— Скорее!

Лилит задержалась на какое-то мгновение, нерешительно смотря на него, но все же развернулась и побежала. В поднявшейся суматохе кто-то сбил ее с ног, и она неудачно упала, подвернув ногу. В самый подходящий момент, ничего не скажешь! Кайден спешно схватил Лилит за локоть, помогая подняться. Вдруг что-то больно ужалило его в шею. Все произошло так быстро, что Кайден вскрикнул скорее от неожиданности, чем от боли. Он завел руку за голову и схватил насекомое. Оно было размером не меньше десяти дюймов.

Кайден зло откинул тварь в сторону, попытался выстрелить и понял, что не может пошевелить и пальцем.

Люди вокруг него кричали и падали. От собственной беспомощности внутри все кипело и хотелось кричать.

А потом появились они. Мерзкие коричневые существа, с непропорционально огромной трапециевидной головой без намека на рот, но зато с четырьмя большими светящимися глазами без зрачков. Некоторые из них, по видимому штурмовики, держали какое-то оружие, отдаленно напоминающее винтовку M-96, но понять ни базовый урон, ни радиус поражения загадочной винтовки не представлялось возможным.
Другие с помощью какой-то неизвестной технологи левитировали необычные капсулы, о предназначении которых Кайден догадался моментально, но разгадка была настолько пугающей, что он даже в мыслях боялся озвучить свое страшное предположение.

Существа сделали это за него, наглядно подтвердив правильность его выводов.

Один из них засветился ярким светом, а затем Кайден услышал леденящий душу голос.

— Мы — предвестники их совершенства. Готовьте этих людей к возвышению.

***


В происходящем был только один плюс: за похищением колонистов стояли эти существа. Мысли в голове Кайдена звучали с едким сарказмом, который приходил к нему только в самые тяжелые минуты. С таким сарказмом он когда-то давно уговаривал Шепарда спасти вместо него Эшли. Шепард тогда решил все по-своему, обрекая Кайдена теперь беспомощно смотреть, как гибнут невинные.

Больше всего на свете Кайден сейчас хотел бы поменяться местами с Эшли. Он предпочел бы умереть там, на Вермайере, отбиваясь от полчищ гетов, чем безропотно ожидать смерти на Горизонте.

Людей не осталось. Колония погибла.

Звук одиночного выстрела разорвал мертвую тишину. А затем еще и еще. Где-то вдалеке шла ожесточенная битва за Горизонт. Кайден проклинал себя, за то, что не может быть там, на поле боя.

Неужели кто-то из колонистов успел отправить сигнал бедствия, и патруль Альянса успел во время? Невозможно. Всякая связь с системами Терминус практически прервана. Но кто же тогда защищает колонию? А, может быть, в дело вмешался «Цербер»? Что, если эти существа — союзники террористов. «Цербер» утверждает, что работает исключительно с людьми, но что мешает этим подонкам изменить свои принципы ради своей выгоды.

Стрельба переросла в канонаду. Кто-то активировал турели. Недостроенные защитные башни открыли огонь по вражескому кораблю. Это было рискованно турели могли взорваться в любой момент, но удача была на стороне неведомых защитников Горизонта.

Существа отступали, а вместе с ними стазис отпускал Кайдена из своего плена. Полностью овладев своим телом, Кайден побежал к центру колонии, где, судя по всему, еще недавно шла битва.

Вскоре он услышал знакомые голоса. Небольшая перебранка. Первым спорщиком был инженер Делан, а вот второй... Нет, этого не может быть! Невозможно!

— Шепард? Стойте-ка, я знаю это имя. Конечно, я вас помню. Вы были одним из героев Альянса.

Живой. Настоящий. Вернулся прямиком из Ада и сейчас стоял прямо здесь, лениво переругиваясь с Деланом, как ни в чем не бывало, как будто бы не было этих двух лет.

— Шепард, капитан «Нормандии». Первый Спектр среди людей. Спаситель Цитадели. Ты смотришь на легенду, Делан. И на привидение, кстати.

Голос Кайдена звучит на удивление спокойно. Действительно, день чуда.

— Мы столько хороших людей потеряли, а вы — остались. Символично. К черту. Я больше не имею дел с Альянсом. — Делан уходит, раздраженно махнув рукой.

— Я думал, ты мертв, капитан. Мы все так думали.

Он протягивает Шепарду руку. Капитан пожимает ее, приветливо улыбаясь.

— Столько времени прошло, Кайден. Как у тебя дела?

Что?!

— Это все, что ты можешь сказать? Ты появляешься после двух лет отсутствия и ведешь себя так, будто ничего не произошло? Я бы пошел за тобой куда угодно, капитан! Но думать, что тебя больше нет... это как лишиться части тела. Почему ты не попытался связаться со мной? Почему не дал знать, что жив?

Улыбка стекает с лица Шепарда, как расплавленный воск. Теперь Кайден слышит вину в его хриплом голосе.

— Я не мог. Последние два года я провел в коме, пока «Цербер» восстанавливал мое тело.

Ну конечно! Это же не могло быть так просто!

— Ты теперь работаешь на «Цербер»? Значит, слухи были правдой!

— Слухи? Похоже о секретности можно забыть. — Красивая стройная брюнетка с надменным лицом вставляет свое едкое замечание. Шепард бросает на нее раздраженный взгляд, но молчит. Тогда Кайден все поясняет, обращаясь по-прежнему к Шепарду.

— Разведка Альянса считает, что за случаями с исчезновением колонистов может стоять «Цербер». Было предположение, что эта колония станет следующей. Андерсон упорно молчит, но ходили слухи, что ты жив и работаешь на врага.

— «Цербер» хочет того же, чего и я — спасти колонии. Это не означает, что я служу ему.

— Ты на самом деле в это веришь, или просто «Цербер» хочет, чтобы ты верил? Я надеялся, что ты жив, но не ожидал ничего в таком духе. Ты предал все, ради чего мы сражались! — гнев затмевает все вокруг, и Кайден уже кричит.

— Кайден, ты меня знаешь. Я бы не поступил так без причины. Ты сам видел — Коллекционеры нападают на человеческие колонии, и они работают на Жнецов!

Голос Шепарда звучит как-то непривычно тихо, и гнев Кайдена развеивается как туман по утру. Он говорит тише, почти сожалея о том, что сказал ранее.

— Я хочу поверить тебе, Шепард, но я не верю «Церберу». Они могут использовать угрозу Жнецов, чтобы управлять тобой. Что, если за всем этим стоят они? Что, если «Цербер» сотрудничает с Коллекционерами?

— Типичный Альянс — вцепятся в «Цербер» и не замечают истиной угрозы. — Красивая церберовская змея снова выплевывает в разряженный воздух Горизонта замечание. Кайден чувствует, как яд ее слов проникает куда-то глубоко под кожу, отравляя все внутренности.

— Ты позволяешь чувствам одержать победу над фактами! — Шепард словно заражается ядом этой опасной гадюки, его терпение почти на нуле.

— Возможно. Ты просто благодарен «Церберу» за спасение жизни или не из тех, кто принимает верные решения. Ты изменился, но я сохраняю верность идеалам. Я — солдат Альянса и всегда буду им. Я обо всем доложу на Цитадели. Пускай они сами решают, верить ли в твою историю.

Им больше не о чем говорить. Кайден разворачивается и медленно уходит. Все, чего он хочет сейчас, это оказаться отсюда как можно дальше, больше никогда не видеть Шепарда, не слышать его голоса. У него больше нет сил даже на гнев. Ему теперь все равно.

— Ты нужен мне, Кайден. Все было бы, как раньше... — Шепард говорит с такой горечью, что Кайден непроизвольно оборачивается.

— Нет, не было бы. Я не стану работать на «Цербер». Прощай, Шепард. Будь осторожнее.

Кайден слышит, как Шепард отдает приказ.

— Джокер, отправь за нами челнок. Я устал от этой колонии.

***


Когда подробный ста восьмидесяти страничный отчет написан и отправлен в штаб Альянса, а вещи аккуратно сложены, Кайден возвращается на Цитадель. На посадочной площадке непривычно тихо. Делан, единственный выживший колонист после атаки Коллекционеров, отказался покидать Горизонт. Кайден не стал настаивать, у него больше не было такого права.

Он садится в челнок, бросая на колонию последний взгляд.

Он думает о Шепарде. Где он сейчас? Снова бороздит необъятный космос, спасая Галактику от очередной угрозы? Прав ли был Кайден, в тот момент, когда отказался последовать с ним?

Временами ему хочется написать Шепарду письмо, доверив сухой голограмме инструментрона путанную вязь своих мыслей и чувств, но каждый раз, как он принимался за дело, то понимал, что это выше его сил.

В глубине души Кайден верил, что это была не последняя его встреча с Шепардом. Однажды, в каком-нибудь милом кафе на Цитадели, подальше от любопытных глаз, он расскажет капитану обо всем, раскроет перед ним свою душу, и тот поймет его, одарит своей скупой улыбкой.

Когда-нибудь. Но сегодня Кайден возвращается домой. Впервые за два года он чувствует себя удивительно легко и спокойно.

@темы: м!Шепард, Фанфикшен, Фанфик закончен, Кайден, Slash, PG-13, Mass Effect, Hurt/comfort, Drama