15:23 

Schein
Whatever doesn't kill you.
Название: Домой
Автор: Schein
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: Гаррус/ф!Шепард, Вега, Джокер, Кайден, Тали, Солана Вакариан и др.
Жанр: ангст, херт-комфорт, драма, экшн
Размер: миди
Аннотация: тайм-лайн - после МЕ3. Это еще не пойдет для обложки, но уже напоминает лицо. Это еще не вполне счастье, но, вроде, похоже на жизнь.
Статус: в процессе



читать


продолжение в комментариях

Добавлены новые части
запись создана: 12.01.2016 в 17:07

Комментарии
2016-01-12 в 17:44 

Ketara
Я девушка тихая и скромная. В случае чего - тихо зарою, скромно отпразную.
Хм, надеюсь меня не забанят из-за рекламы, но Вы не думали выкладывать работу на фикбуке тоже? Там вашу потрясающую работу оценит значительно большее количество народа. :hlop:

2016-01-12 в 17:45 

Ketara
Я девушка тихая и скромная. В случае чего - тихо зарою, скромно отпразную.
Хм, надеюсь меня не забанят из-за рекламы, но Вы не думали выкладывать работу на фикбуке тоже? Там вашу потрясающую работу оценит значительно большее количество народа. :hlop:

2016-01-12 в 17:45 

Ketara
Я девушка тихая и скромная. В случае чего - тихо зарою, скромно отпразную.
Хм, надеюсь меня не забанят из-за рекламы, но Вы не думали выкладывать работу на фикбуке тоже? Там вашу потрясающую работу оценит значительно большее количество народа. :hlop:

2016-01-12 в 17:59 

13sadfarewells
Марретьен.
господи, продолжайте:heart:
кажется, мне было это нужно.

2016-01-12 в 20:47 

Sirrian
Окей, гугл, как отличить принца на белом коне от всадника апокалипсиса?
Я уже отчаялась увидеть что-то новое по МЭ.
Автор, безусловно продолжать!!!

2016-01-13 в 02:09 

Marion Binxs
это_все_уже однажды б_ы_л_о
Очень классно. Еще, пожалуйста.
:up:

2016-01-13 в 21:07 

Гнева
Сильное начало. Хотелось бы и финал прочитать.

2016-01-17 в 17:09 

Schein
Whatever doesn't kill you.
Ketara, буду выкладывать потихоньку. за похвалу спасибо. :sunny:

Marretjen, рада, что нравится. буду продолжать.

Sirrian, так точно)

Marion Binxs, спасибо.

Гнева, спасибо за отзыв.


Добавлена новая часть.

2016-01-17 в 18:00 

~Хюльдра~
Дама с ложками, кактусами, табуретками и фугу
Я вообще редко комментирую, потому что плохие работы критиковать неудобно, на средние сказать нечего, а на хорошие кроме "ЫЫЫЫ" ничего сказать не могу :lol:
Ну вот тут можно представить строчки две ЫЫЫЫЫ, но я попробую все же связно, ну не могу мимо пройти.
У вас замечательный язык, цепляет сразу и не отпускает - в конце читаешь "продолжение следует" и как будто из воды выныриваешь. Персонажи вхарактерные, даже матом вы оперируете отлично, не режет глаза, все на своем месте.
И очень радует грамотность, правда. Я жутко придирчива ко всяким орфографиям/пунктуациям в фиках, но тут ошибок или нет вообще, или он так цепляет, что их не замечаешь :gigi: Куда там, цепляет так, что бетинг, например, был бы для меня почти непосильной задачей :lol:
Спасибо вам за такую работу, надеюсь, что Муза вас не оставит!

2016-01-18 в 09:24 

Ika Oris
- Как тебя понимать? - Понимать меня необязательно. Обязательно любить и кормить вовремя.(с)
Воу, автор, вы прям за живое хватаете! Хороший текст, интригующий сюжет. Не останавливайтесь)

2016-01-18 в 14:48 

Химура Кеншин
Science: because you can't pray this shit into space (c) || Электронный кочевник || Игрок в киберсалочки || "Фермопилы под контролем" (с) 【Как совмещать пацифизм и кровожадность: моя автобиография (с)】
Это шикарно.
Продолжение в студию! И лучше бы поскорее :)

2016-01-18 в 16:01 

Tinwen
the best way to solve problems is to create more problems until you are dead
Как хорошо прописаны персонажи, то, как они говорят, как мыслят!
Пожалуйста, продолжайте.

2016-01-23 в 04:18 

Schein
Whatever doesn't kill you.
Антропоморфная Персонификация, спасибо вам за развернутый отзыв и такую оценку, мне приятно. Муза пока на месте, ну и, вроде, кто-то читает)

Ika Oris, постараюсь.

Химура Кеншин, спасибо!

Tinwen, спасибо большое.



Следующая часть (в комментарии, потому как в посте нет места)

Небольшое примечание - на мой взгляд, отрывок Грюнта надо переместить, после Заида и перед Вегой. Но хронологически это не очень важно.



Заид



Шесть месяцев на хорошем корабле, вылизанном, бесшумном, с годовыми запасами и недурным баром – как поездка в гребаный отпуск. Да и дело непыльное: высаживайся, глазей на чудеса галактики, потягивая ирландское темное, и фотографируй, как клерк в окно туристического автобуса. Хрен поймешь, почему на борту все рассекают с кислыми лицами, как будто повар запорол рыбу на обед.

Сидя с ними в столовой, Заид проникается симпатией к Джек, этой бритоголовой татуированной психопатке, которую они отрыли в турианской тюрьме. Она, похоже, единственная, кто не рвет себе волосы на заднице от того, что у «Нормандии» не тот капитан, и, ну да, неясно, найдут ли они Шепард. Джек говорит: тут нечего понимать, у нас есть долбаная карта, где места удара Горна отмечены здоровыми красными точками, прям для вас, дебилов. «Слушайте девчонку», говорит Заид.

Идет седьмой месяц, когда дело потихоньку проясняется. И открытия, мягко сказать, никого не радуют. Даже он сам, если откровенно, спит ночами хуже.

На Требине в Гамме Аида обнаруживается батарианская колония. На первый взгляд все проще пареной репы. Этих придурков можно расстрелять из самой древней винтовки, что валяется в его каюте, хоть бы из той, с которой он еще Войну Первого Контакта прошел. К слову, что ни говори, а герои забываются куда быстрее плохих парней. Никто не писал душераздирающих историй о Заиде Массани, вызволяющем заложников со спутника Палавена, в одиночку против сорока, потому что весь его взвод порешили. Фотографий-то наснимали, интервью даже брали сколько раз, а гребаную биографическую книжку написать – хрен там. Орден навесили, и до свидания. Ясное дело, тут с горя пойдешь в наемники. И – о, мать его, чудо – повалили статьи, и книги, и даже детишки в яслях хотят вырасти и стать как Заид Массани, самый известный убийца в галактике.

Ебанутый мир, что тут скажешь. Наверное, это из тех вещей, о которых начинаешь думать, старея. Послевоенный отпуск на здоровом фрегате, биографические книжки, пропащие поколения. Думаешь дважды перед тем как зажечь еще одну сигару или заказать себе ящик хорошей водки. Потому как, а что, если дребаное сердце не выдержит? Тебе, может, и пятьдесят, а в зеркале морда, держащаяся на одних швах и закалке. С утра чуешь от себя душок, и похмельный, и, бля, древний, как от твоих стариков, лет тридцать назад окочурившихся в их стариковском доме.

Но это так, романтика, демагогия. С батарианцами на Требине, в общем, не связано.
У колонистов ни кораблей, ни достойного вооружения, ни даже гребаной брони. Эти, что повыскакивали с аванпостов встречать «Нормандию», - на них драные тряпки, и явно не по погоде. Да по ним стрелять, бля, жалко.

Вакариан снимает пятерых снайперов тремя (ну да, посмотрите на него, гребаный крутой снайпер) выстрелами «Черной вдовы». Потом идет к их главарю согласовать, так сказать, свое прибытие.

- Кто такие? – рявкает лидер колонистов, выступая вперед, почти упираясь Вакариану в грудь. – Прикажи своим людям опустить пушки, или я тебе башку прострелю!

Гаррус говорит:

- И вам добрый день, - и склоняет голову, вроде как рассмотреть, что за мелочь до него докопалась, - мы могли быть спасательным кораблем. Может, в другой раз смените порядок действий. Сперва спросите, потом стреляйте.

Он оглядывается на Вегу и Тали и дает знак, и Вега оглядывается тоже, передать знак Заиду и Джек. Приходится, скрепя сердце, опустить пушку и переключить внимание на окрестности. Поселения колонистов, бледно-розовый туман и что-то типа земного северного сияния. Воздух терпкий, разряженный, плохо дышится.

Отсюда почти не разобрать, о чем толкуют, но что-то переговоры затягиваются. Заид пробегает взглядом батарианцев в драном тряпье - охрану колонии, не иначе – насчитывает тридцать, против них, пятерых. Заид цокает языком. Неравный бой! От четырехглазых мокрого места не останется.

Потом вдруг – толком не уследишь, в какой момент – начинается движуха. Р-раз: Вакариан хватает главаря за шиворот и вздергивает над землей. Два: «охрана колонии» беспорядочно палит хрен пойми куда, но логично предположить, куда пытается - Вакариану по ногам. Тр-ри: биотический щит отгораживает его от пуль, и, подобно фигуркам в домино, разваливающемуся карточному домику, тридцать батарианцев шлепаются на землю один за другим.

Грохот стихает, винтовка в руках у Заида нагрелась, так и мерещится ее сытая вибрация, рядом Джек со сжатыми кулаками, сияющими, как неоновые фонари, и Вега с Тали чуть поодаль впереди опускают свои дробовики.

Прям как в старые времена, мимоходом думает Заид, прикидывая, каким образом его реакция все еще работает лучше, чем голова.

На какое-то мгновение все погружается в слегка контуженную тишину – не слышно, что говорит Гаррус единственному живому батарианцу, или он – ему, и Заид понимает, что они попали. Нашли гребаную цель. Информация о Шепард – причина, по которой ноги колонистского лидера, в грязных ободранных ботинках, болтаются над землей. Этот ублюдок что-то знает.

Судя по тому, как Тали переминается с ноги на ногу, нервно перехватывает дробовик, как все равно забыв, что с ним делать, - он там выкладывает что-то очень, чертовски нужное.

Судя по взгляду Веги, мечущемуся с Тали на Вакариана и обратно, там не слышно ничего хорошего.

Заид не без труда одолевает порыв подойти и ускорить процесс допроса, но это оказывается не нужно.

Вакариан обрушивает батарианца на землю и давит стопой на горло. Тот орет. Слышно много матерщины, и что-то о кроганах. Черт дери, одно это слово – и уже понимаешь, что дело только что конкретно осложнилось.

Затем Вакариан пинает орущее, извивающееся тело по ребрам и резким шагом уходит. Заид почти чует, как воздух электризуется, когда он проходит мимо.

В челноке небольшая тряска, Джек рушит ее, выстукивая ритм ногой. Вакариан, Тали и Вега отправились прямиком на корабль, а они - в небольшой исследовательский круиз по Требину. Бессознательный избитый батарианец лежит между Джек и Заидом на холодном полу и заляпывает все кровью.

Кортез вводит в курс дела:

- Как я понял, - говорит он, - Шепард обнаружила эта самая колония, но месяц назад заявилась какая-то кроганская группировка, о которой колонисты ничего не знают, и забрали ее. Силой. Перевезли на Вемал, в двух днях полета отсюда.

- Что-нибудь еще известно? – спрашивает Заид.

- У них есть дредноут, - говорит Кортез.

- Нет, я про: что-то известно о Шепард?

Кортез молчит.

- Эй, Стив, ты, бля, язык проглотил? – раздражается Джек.

- Нет, - говорит Кортез, его голос слегка надламывается, как у пацана в переходный возраст. – Нет, ничего не известно. Они даже не знают, жива ли она. Эти батарианцы – у них тут не было врачей, которые бы разобрались, что с ней, когда нашли. Все, что я услышал – она выглядела, как что-то, что можно только положить в гроб.

- Видит бог, ей не впервой, - хрипло говорит Заид.

- Черта с два, - Джек хлопает себя по бедру, - эти суки просто действуют нам на нервы. Они ненавидят ее, а заодно и нас всех. Еще неизвестно, что мы там найдем, на этом Вемале. Она Шепард. Может, жива-здорова и держит их там за яйца.

У Заида в груди сплетается липкой паутиной чувство, будто грядет какое-то крупное наебалово. Так бывало перед гнилыми, пропащими делами, неудачными вылазками. Он фыркает, но это не так чтобы похоже на смешок. Джек изображает уверенность, но в ней слишком много гребаных детских травм, чтобы в это можно было поверить. Кортез уставляется в лобовое и молчит.

2016-01-23 в 04:19 

Schein
Whatever doesn't kill you.
Вега


Чертов кроган в конец охренел. Веге насрать, в крови это у них или не в крови, так быть не должно. Он тоже не образец самоконтроля в ситуациях с заниженными шансами на успех, и тоже знает, как это – выходить из себя и вымещать свою злобу, свое дерьмо на других, кто этого не заслуживает, кому ты вообще должен быть благодарен за то, что стоят перед тобой и не пытаются врезать бутылкой по голове. Но есть, блять, ситуации, когда ты можешь хоть взять самого себя за шиворот и вписать мордой в край стола, хоть всадить себе долбаную отвертку в глаз, но не доебываться до них. Немного соображать надо, чувствовать момент.

На Требине все покатилось кувырком. Вега не уверен, что окончательно пришел в себя. Сердце где-то на уровня горла. Не дает сглотнуть.

Гаррус допрашивал колонистского лидера со всем профессионализмом СБЦ-шника и капитана наемников. Ни эмоции в его голосе. Вега даже слегка напрягся от этого безразличия. Что уж говорить о Тали.

Но были моменты, которые не могли пройти гладко. Профессионализм не поможет, когда слышишь что-то подобное. Годы опыта не спасут.

- Она не у нас, - быстро говорит четырехглазый, - мы ее только нашли. Потом черте откуда объявились эти… да не знаю я, кто они. Кроганы эти. Они сейчас там заправляют. Всё. Это всё, я больше ни черта не знаю.

- Если это вы нашли ее, - говорит Гаррус, - почему не убили?

- Там нечего было убивать! – рявкает батарианец. – Она была вся переломана нахрен! В коме или типа того, мы бы ее, бля, закопали, если бы она была достойна такой ебаной чести! Заволокли на базу, и пока вели дебаты о том, что с ней сделать, явились эти… эти уроды и начали строить свои правила. У нас триста шестьдесят человек и половина – раненые, женщины и дети, а у них пушки новые, блестящие, и здоровый дредноут! Так что мы теперь работаем на них. Выбора нет, блять. И что там с твоей Шепард, я не знаю и знать не хочу.

- Она жива? – раздается дрожащий голос. Тали еле держится. Батарианец отлично это видит, повернув к ней голову.

- Говорю же – без понятия. Мне насрать на нее, понимаешь, цыпа? Эта мразь, что направила астероид на ретранслятор Альфа и уничтожила половину моей расы, не заслуживает…

Он не договаривает, потому что Гаррус швыряет его на землю и давит на глотку так, что даже хрип не рвется из скривившегося рта, только слышно, как хрустят шейные позвонки. Тело бьется, как в судорогах.

- Вспомни что-нибудь полезное. Это может спасти тебе жизнь, - говорит Гаррус. Спокойно. Негромко.

Хруст и задушенное хлюпанье сменяются попытками что-то сказать. Вега чуть встряхивает плечо Вакариана, но не похоже, чтобы тот обратил внимание. На мгновение Джеймс почти верит, что они сейчас станут свидетелями банального убийства. Потому что – никто не может держаться вечно. У всех слетают тормоза. Рано или поздно ты вымещаешь злобу на тех, кто заслуживает этого слишком косвенно. Но Вакариан держится. Он убирает ногу. Батарианец орет, не успев перевести дыхание. Что-то о кроганах. В чем-то клянется. Куда-то посылает и обещает выдрать кому-то сердце. Трудно расслышать наверняка.

Гаррус напоследок проходится ботинком по его животу, сжимает, разжимает кулак, уходит.

И надо понимать: это милосердие. Эти ублюдки нашли Шепард и никому не сообщили. Они не дернули пальцем, чтобы помочь ей. Их лидер плюнул на ее имя. Это гребаное милосердие.


Вега выходит из пилотской рубки. Джокер говорит, Гаррус с полчаса назад пошел на чердак, поболтать по личному терминалу с Рексом о том, что какая-то хренова группировка кроганов в Гамме Аида держит у себя Шепард. Вега направляется туда, захватив две бутылки.

Знак на двери горит зеленым, и он заходит. Каюта Шепард все такая же здоровая и выпендрежная. Все те же фигурки кораблей, как букашки в янтаре. Рыбки бесцельно движутся туда-сюда, автоматическая кормушка посыпает едой – вот и вся их жизнь. Угорь, похоже, сожрал пару золотистых, что-то их не видно. Вместо бокалов и датападов Шепард на столе снайперская винтовка, пара модов к ней, и термозаряды.

Вакариан сидит на диване, упершись локтями в колени и держа лицо в ладонях. На нем повседневный костюм, ворот расстегнут. Нехарактерная неформальность. Веге вдруг кажется, что он влез на личную территорию. Нарушил уединение, которое не должно было быть нарушено ни гостем, ни пролетающей мухой. На самом деле, пожалуй, он слишком навязывается. На самом деле, пожалуй, эта гребаная хрень с приказом Шепард зашла слишком далеко. Теперь он делает это не ради нее. Приходит. Наблюдает. Приносит виски. Теперь это для себя. Черт знает, как это называется в справочниках по психологии. «Сострадание». «Альтруизм». «Симпатия».

Гаррус поднимает голову, и уходить уже поздно.

- Эй, - Джеймс салютует бутылками в обеих руках. - Выпить хочешь?

- Нет, - голос турианца звучит так, будто говорить – что-то из тяжелой атлетики, а у него в крови пинта морфина.

- Мне свалить?

- Садись. Можешь пить, если хочешь.

- Зашибись, - Вега ставит добро на стол и устраивается на другой стороне дивана. – Если ты не против, как капитан, я бы пошел разбил морду Грюнту. Ну, ты знаешь. Воспитательные цели. У них это, вроде, так работает.

Юмор - если это можно так назвать - не действует. Гаррус молчит. По лицу не поймешь ничего, кроме того, что-то как-то раз оно поймало ракету.

2016-01-23 в 04:19 

Schein
Whatever doesn't kill you.
В последнее время Вега привык считать, что в эмоциональном смысле турианцы - кремень. По крайней мере, по единственному примеру, что всегда у него перед глазами, он сделал такой вывод. Лиара ему рассказывала, и ее личный терминал тоже кое-что выдал. Архангел проторчал на Омеге, в одиночку против трех крупных банд, около недели. Не ел, не пил, а они валили и валили на мост. Лиара, морщась, рассказала, что вместо того, чтобы спать, когда они уходили перегруппироваться, он перетаскивал убитых товарищей в соседнее помещение, чтобы их тела не изрешетили. Вега думает, что после такого лучше не выживать. Лучше умереть, чтобы никто об этом не знал, даже ты сам - ничего не помнил. Так лучше. Иначе слетишь с резьбы быстрее, чем скажешь «слава богу, я жив». И вот у Вакариана семь пулевых и нет половины лица, и он выжил, а его люди - нет, и он готов к работе.

Шепард без двух литров крови в теле уносит в недры галактики, Вакариан встает с постели, с железными пластинами в груди, лицом, все еще не слишком похожим на лицо, и тем, что у него там должно быть на месте сердца; и он, что бы вы думали, готов к работе.

Вега пьет с горла, крепкое пойло опаляет рот, глотку и нутро. Думает о себе, сравнивает Вакариана с собой. Протянул бы он неделю на той базе? Только что потеряв друзей. Смог бы думать рационально, рассчитывать каждый следующий час? Хрен там. Вакариан – снайпер, Вега носит дробовик. У ребят с дробовиками другие методы, другие рычаги давления и другие пределы выносливости. Вега хватанул бы пару гранат, нырнул в гущу этих уебков и подорвал их, и уволок вместе с собой туда, где для него не будет больше дерьма, а для них – жизни.

Любимым оружием Шепард был дробовик. «Яд». Но Вакариан научил ее стрелять и из снайперки. Они могли часами торчать в трюме, стреляя из «Богомола» по черным силуэтам на белых полотнах. Она не любила снайперские винтовки, но умела с ними работать. На той базе она держалась бы столько, сколько пришлось бы. Вернулась бы она в строй на завтра? Вега не знает. Он не думает, что кто-то на это способен. Кто-то, кроме Архангела.

- Что сказал Рекс? В курсе, что тут творится? – спрашивает Вега.

Гаррус кивает.

- Это клан Рива на Вемале. Еще перед Лондоном отделился от остальных. У них всегда были неважные отношения, а после войны Рекс с ним даже не говорил. Политика невмешательства.

- Охеренно просто. Спасибо им за это, блять.

- Я примерно то же и сказал. Рекс порывался отправить сюда флот. Кроганы... всегда рвутся в бой охотнее, чем соображают. Я отказал. У нас нет шести месяцев.

- Или года, - бормочет Вега, - с их-то кораблями. – Он откидывается на спинку дивана и скрещивает руки на груди. – Значит, будем сами разбираться. Есть план?

- Приблизимся к Вемалу под маскировкой, найдем место, где держат Шепард. Заберем ее.

- Звучит довольно просто. Если забыть о том, что нас всех могут перебить, вместе с «Нормандией».

Гаррус поднимается. Движения тяжелые. Он идет к ванной.

- Мне казалось, к этому тебе пора бы привыкнуть. - И скрывается за дверью. Шум воды. Потом слышно приглушенное: - если кто-то не захочет сходить на берег, я их не погоню.

Вега неспешно встает, прихватив бутылку, и поднимается по лесенке, прислоняется к косяку и делает большой глоток.

- Все эти ребята готовы сдохнуть за Шепард в любое время, - говорит он, рассматривая бутылку, слегка покачивающуюся перед пьянеющими глазами. – Включая меня. Ну и за тебя мы тоже порвем пару задниц. Знаешь, после этих шести месяцев и всего, что между нами было.

- Не начинай, Джимми.

- А ты завязывай с этим «Джимми». Когда я цеплял своих первых цыпочек, ты еще сидел в мамином животе.

- Тебе было сколько?.. Пять?

- Точно, - Вега шмыгает носом. – Я про детский сад, - на мгновение он умолкает и уставляется в пустоту. - Там выращивают детей. Прям как яблони. Знаешь, у людей это обычная процедура. Огороды детей... Я тебе серьезно говорю.

Дверь отъезжает с механическим шипением. Вакариан в брюках и с махровым полотенцем через плечо насмешливо смотрит на Вегу.

- Твой талант придумывать чепуху почти уникален.

- Да? Я не вру, между прочим. У турианцев есть детские сады?

- Нет. Но в четыре года наших детей отправляют в военный лагерь. Дошкольное образование. Учат обращаться с оружием, бороться с другими расами. С десяти лет они идут в обычную школу. Если выживают, конечно.

- Ага. Твой талант тоже ничего.

- Знаю.

Гаррус проходит мимо, утирая лицо и шею полотенцем, и Вега, между делом, думает, что под вечной броней и костюмом его тело выглядит на порядок хуже, чем когда он видел его в первый раз. В медотсеке после Лондона. Оно стало более... угловатым. Тонким. Талия, бля, какой балерина бы позавидовала. Вега почти забыл о декстро-голоде. Даже на корабле Вакариан умудряется урезать себя в плюс другим. По крайней мере, Вега видит Тали в столовой раза в три чаще, чем его.

Он пьет еще виски, думая о том, как хорошо расслабиться – даже сейчас, перед очередным нырком в пекло. Думает о базе на Омеге и о Шепард, о том, как она спасла их, что именно сделала. Или - чувствовала. Это ненужные мысли, это мысли для отставки, когда он будет валяться на здоровом траходроме где-то в Майами, в смутной ностальгии вспоминая прошлое, пялясь в потолок и пережевывая, переваривая, снова и снова. Он знает, что так будет, он почти смирился с тем, что нарабатывает ПТСР вместе с послужным списком. Со временем его жизнь превратится в тысячекратно переработанный отход, в котором он запутается и будет пытаться уйти – он надеется, что в семью, а не в наркоту или алкоголь. Как было бы проще. Как сейчас.

Виски неплохой, как любое бухло, когда его достаточно, чтобы лицевые мышцы расслабились и лицо улыбалось. Вега задумывается о том, какая «отставка» ждет Вакариана. Если они вытащат Шепард и он выживет, то, может, все будет хорошо. Если нет, Вега уверен, что прямо сейчас застает его последние дни.

- Эй, - негромко зовет Джеймс, уже стоя в дверях, - у меня вопрос назрел. Кто пойдет спасать Шепард любой ценой. Гаррус Вакариан, или Архангел?

Гаррус поднимает взгляд. У него в руках датапад, он стоит у подножия постели. Мандибулы еле заметно, медленно расходятся на миллиметр-другой и сходятся обратно. Он опускает взгляд к оранжевому экранчику.

- Оба.

И Вега хмыкает.

- Звучит сокрушительно, - он хочет сказать что-то вроде «ты не обязательно должен погибнуть завтра» или «будущее по-прежнему существует», но это еще одна чепуха, которую он талантливо выдумывает. Для него будущее было бы отрезано после Омеги.

Он подмигивает напоследок, приподнимая бутылку, и дверь закрывается, скрывая Вакариана, в этих обычных брюках, с этим датападом в руках и полотенцем на плече. Больно врезается в сетчатку. Потом, в отставке, на траходроме в Майами, будет вспоминать и давиться этим. Что не отговорил. Не вмешался. Вега встряхивает головой. Он и без этого дерьма вмешивается достаточно. Лезет, куда не надо. Он никто этому парню.

Он отпивает еще и проходится кулаком по панели лифта, пытаясь выбросить ненужный образ из головы.


продолжение следует

2016-01-23 в 16:34 

Sirrian
Окей, гугл, как отличить принца на белом коне от всадника апокалипсиса?
Офигенно.
Захватывающе.
Жду продолжения.

2016-01-23 в 17:13 

40 грамм
- У тебя же там пистолет! - Это не значит, что я не рад тебя видеть.
Это невыразимо охуительно (простите, цензурных слов нет).

2016-01-23 в 20:09 

Фиру
На голове - бардак, внутри головы - бардак. Закономерность. (с)
присоединяюсь. Пишите дальше обязательно, давно ничего годного по МЕ не видела.

2016-01-25 в 01:05 

Marion Binxs
это_все_уже однажды б_ы_л_о
Сегодня снова поймала себя на том, что захожу на дайри с мыслью: "Боже, пусть там будет продолжение!"
Это ОЧЕНЬ классно, спасибо)

2016-01-25 в 01:40 

Ketara
Я девушка тихая и скромная. В случае чего - тихо зарою, скромно отпразную.
Сегодня снова поймала себя на том, что захожу на дайри с мыслью: "Боже, пусть там будет продолжение!"
Кстати да, так и есть)

2016-01-25 в 05:56 

Химура Кеншин
Science: because you can't pray this shit into space (c) || Электронный кочевник || Игрок в киберсалочки || "Фермопилы под контролем" (с) 【Как совмещать пацифизм и кровожадность: моя автобиография (с)】
Schein, действительно интересно читать, много фраз, которые кажется очень "характерными" для того или иного персонажа. Я бы сказала, что написано действительно "в характере".
Потрясающе интересно читать.
С нетерпением жду продолжения.

2016-01-28 в 21:09 

Гнева
Я тоже поглядываю в надежде на новые главы.

2016-02-06 в 13:21 

Schein
Whatever doesn't kill you.
Sirrian, спасибо за отзыв.

40 грамм, ничего, так еще приятнее. С:

Фиру, буду, спасибо.

Marion Binxs, aww) спасибо вам.

Ketara, очень рада.

Химура Кеншин, спасибо за отзыв, очень ценю.

Гнева, вот и они)

продолжение

Аленко


Если бы он был из тех, кому по душе война и сражения, и решил бы набить татуировку, символизирующую самые запоминающиеся бои в его жизни, то рядом с «Цитаделью» и «Лондоном» примостился бы «Вемал». Или нет, возможно, «Вемал» был бы на пол-спины, от лопатки до лопатки и вертикально вниз, большими, жирными черными буквами, как заголовок газеты, кричащий о СОТНЕ ПОГИБШИХ, как после акта террора на эспланаде здорового мегаполиса, СРЕДИ НИХ 30 ЖЕНЩИН 20 ДЕТЕЙ И ИЗВЕСТНЫЙ ПОП-ИСПОЛНИТЕЛЬ. Или, возможно, не будет никаких татуировок, потому что кто станет бить татуировки на мертвом теле.

Первую пулю он ловит спустя двадцать минут после высадки. Бронебойный патрон, и попала в стык пластин на животе. В первую секунду он думает, что пронесет, но почти сразу чувствует подступающую волну жара - загораются нервные окончания, разливается кровь из порванных сосудов, и боль, адская, похожая на кол, загнанный под ребро, где застряла пуля. И разочарование, похожее на то, что бывает, когда стираешь защитный слой с лотерейного и понимаешь, что проиграл. Опять. Когда же это кончится.

Полчаса назад они стояли вокруг стола в зале совещаний, и никто не задавал вопросов. У всех была застегнута броня, и оружие наготове, гранаты, омни-тулы, биотика. Проверка связи, и маскировки корабля, и завязаны ли шнурки. Каждый говорил в микрофон, и у каждого раздавалось в наушнике: «готов». «Готова». Они все готовы, готовы, готовы. На всё.

Никого не интересовали мотивы кроганской группировки, и с каких пор у Рива в голове говно вместо мозгов, и сколько на Вемале кроганов, как они вооружены и на что пойдут, чтобы не дать чужакам приблизиться. Они услышали: Шепард на кроганском дредноуте, возможно, жива. Этого было достаточно. Даже больше. Гаррус объяснил, что они поделятся на три группы. Две диверсионные - штурмовая и прикрывающая, и третья - проникновения. Штурмовая: он сам, Вега, Грюнт и Заид, прикрывающая - Кайден, Явик, Лиара и Джек, проникновение - Тали, Касуми и Самара. Штурмовая прорывает линию обороны и отвлекает кроганов на себя, прикрывающая поддерживает щитами и огнем, проникающая скользит мимо, прямиком к дредноуту, ищет лазейку, через которую все смогут попасть на борт. Там, по плану, они забирают Шепард, спускаются в док и открывают шлюз, где пересаживаются на «Нормандию».

- Отличный план, босс, уложимся в полчаса, - голос Джокера из динамика усмехнулся, - всей тусовке приготовиться к высадке! До приземления тридцать секунд.

Через пятнадцать секунд с земли начали стрелять. Довольно неорганизованно, вразнобой, даже не поцарапали обшивку. Приземление вышло мягким, учитывая, что совершалось перед носом здорового дредноута.

Штурмовой отряд занимал позиции, пока «Нормандия» поднималась снова, поджаривая первые волны кроганской защиты.

Они прошли метров сто, и вот Кайдена подстрелили.

Он, вообще-то, недавно проснулся. Но его не беспокоит слух, которого можно лишиться, когда из тишины падаешь в жерло взрывающегося , или слепота, как вполне вероятное следствие наблюдения взрывов на расстоянии сотни метров на планете, где уровень радиации выше, чем содержание кислорода в воздухе. Он это все уже проходил. Они все это проходили. Но судя по агрессивности кроганов, они настроены серьезно. Наверное, это волшебное действие излечения генофага. Боевой дух повышается, когда впервые за тысячи лет твой прибор стреляет не вхолостую.

Вемал - здоровая плавящаяся каменоломня. Вторая по близости к светилу планета. Никакой воды и растительности. Кайден перепрыгивает через очередной резкий выступ и тут же падает на землю, чтобы прокатиться под ногами несущейся на него штормовой дерьмо-кучи. Куча ревет и разворачивается для еще одного забега. Кайден думает о том, что не выдержать даже получаса - это никуда не годится. Будет плохо смотреться в его биографии. А что до записей коронера? «Причина смерти: забодал кроган». Нет, нет. Он сжимает кулаки и отшвыривает дерьмо-кучу биотическим ударом.

И падает на колени, потому что голова кружится, и кровь вытекает, и вытекает, и вытекает. Мутными глазами он пялится в землю и видит здоровую кроганскую тень, растущую над ним, а потом все застилает синяя вспышка, и Джек орет:

- Какого хера расселся? Не слышал босса?! Мы отстаем от них!

Кайден хочет сказать, что он и ее с трудом слышит, что говорить о треске помех в наушнике.

Еще он хочет спросить, когда Джек стала считать Гарруса своим боссом.

И жить. Он хочет жить столько, сколько понадобится, чтобы помочь Вакариану вытащить Шепард.

Штурмовая группа пробивается вперед, и Кайден бежит, пытаясь держать в поле зрения все происходящее, и не быть обузой, и прикрывать, кого надо, он действительно не хочет, чтобы кто-то погиб сегодня. Он почти уверен, что этого не избежать, но готов на все, чтобы попытаться. Надо же, как человека меняет осознание своей никчемности. Своей грешности. Начинаешь говорить «спасибо», «пожалуйста», «доброе утро». Надеешься спасти кому-нибудь жизнь. В этом есть что-то от лицемерия, но он кажется себе искренним.

Бой напряженный, но внимание кроганов концентрируется на штурмовой группе, и у Кайдена есть дополнительные секунды, чтобы переводить дыхание, перезаряжаться и хромать от укрытия к укрытию. В бою все еще действует эффект неожиданности, и это тоже немного упрощает задачу. Не надолго, правда. Как только кроганы сгруппируются и организуют ответную атаку, придется куда труднее.

Издали Кайден видит, как штурмовая отбивается от шквала разъяренного кроганского мяса. Его единственная задача - прикрыть их. Прятаться за их спинами и стрелять. Он старается. Он, блять, старается. Дышит - вдох, выдох, вдох, выдох. Поднимает винтовку, целится, стреляет. Поднимает, целится, стреляет. Мимо него проносятся пули, рев, грохот очередей обещают недели звона в ушах. Кровь течет по его броне. Ее все больше снаружи и меньше внутри. Надо признать, от этого осознания нехило поджимаются яйца. Он напрягает слух, чтобы разобрать голос Гарруса в наушнике. Гаррус способен координировать действия десятка бойцов, находясь под плотным огнем. Без этого голоса они, наверное, неслись бы в разные стороны, ловя мордами пули. Кайден думает, что они найдут Шепард. Вытащат и вернут на корабль. Если голос Гарруса не умолкнет.

Кайден чувствует, как немеют ноги, когда вместо резких, отрывистых приказов в наушнике раздается крик Тали:

- Системы дредноута активируются! Они собираются подняться!!!

Щурясь, Кайден всматривается вдаль и видит кроганский дредноут, энергетическое сияние под его здоровой железной тушей, и понимает, что Шепард там, на борту, и они в минутах, в секундах, в гребаных жалких мгновениях от того, чтобы потерять ее снова, и все это было бессмысленно, его попытки что-то исправить провалятся к чертовой матери.

Наушник заходится треском, слишком много голосов на одной частоте. Дредноут поднимается Начинается обратный отсчет до полного провала. Их общего. Его личного. Дредноут поднимается, стрелять по нему бессмысленно. Штурмовая группа рассыпается, они рассредоточены, их застали врасплох. Кроганы пользуются возможностью и палят со всего, что есть. До полного провала остается меньше, чем половина вдоха и четверть выдоха.

«Нормандия» появляется из ниоткуда. Пикирует с высоты, из рыжих туч, из зарева северного сияния. Летит носом в камни, у самой земли резко выравнивая курс, направляясь к дредноуту - прямо в лобовое черт возьми что он творит что творит

Грохот, как будто завалили еще одного Жнеца.

Взрывы вспыхивают и гаснут. Грохот такой, будто в разгаре землетрясение. Дредноут и фрегат с лязгом обрушиваются на бугристую каменную землю. Наушник Кайдена заходится шумом. Кайден чувствует, как губы двигаются, когда он, с раскрытым ртом, опустив оружие, пялится туда, вдаль, где два столкнувшихся корабля пускают вверх клубы дыма. Его губы складываются в: «Джокер».

- Всем группам, не ослаблять огонь! Тали, Касуми, Самара – присоединиться к прикрывающей!

Не ослаблять огонь. Не ослаблять огонь.

- Всем, кто слышит: дойти до дредноута любой ценой!

Если бы голосом можно было резать, на ближайшей сотне квадратных километров не осталось бы ни одного целого тела. Кайдена словно толкают в спину, и он бежит.

Все, что нужно делать - обеспечивать прикрывающий огонь. Поднимай винтовку, целься, стреляй. Вдох - выдох. Пока глаза различают что-то. Пока не рискуешь попасть в своих.

Война еще не закончилась.

- Он отключается! - раздраженный женский голос звучит, как над поверхностью воды, в которой он тонет. Женщина что-то кричит, и ей отвечает другая. Голос в наушнике. Слышно одни помехи.

Он стоит на коленях, упираясь руками в землю, шея не держит голову, он пялится на то, как его кровь орошает камни. Кап, и кап, и кап, и кап. Сколько же в человеке этой красной пахнущей железом жижи. В нем уже меньше. И он даже не отдает жизнь за большую цену. Но остальные. Они ее вытащат.

В последний миг он совсем не боится смерти.

2016-02-06 в 13:23 

Schein
Whatever doesn't kill you.
Вега


Этот психопат сбил дредноут в лобовом столкновении. На миг можно решить, что привиделось. Слишком крепко дали по голове. Слишком страшно просрать всё сейчас, вот и воображаешь то, чего быть не может. Даже если предположить, что новая обшивка выдержит, и корабль уцелеет, а кроганы не сумели бы построить действительно крепкий дредноут - никто не пойдет на такое безумное дерьмо.

Два корабля обрушились на крутые камни.

Вега еще стоит, ничего не соображая, как идиот, замерев с дробовиком, наставленным в затылок раненому крогану, когда голос рядом выдыхает: «черт дери». И резко:

- Джокер, как слышишь?

В ответ – тишина. Одни помехи.

- Джокер, говори!

Ничего. Никого.

- Кортез! Вы целы?

- Д-да, капитан. Похоже, без потерь... но Джокера не слышно.

- Отправь к нему людей. Живо! Перенесите в медотсек.

- Уже иду!

- Всех, кто умеет держать молоток, на ремонт. Мне нужен старт через полчаса.

- Понял!

Вакариан продолжает отдавать приказы, не прекращая стрелять. Вега палит по всему, что движется, и это не перестрелка, а гребаная техасская резня бензопилой. Временами он не скупится на хороший хук, несколько раз вышибает кроганам мозги штыком дробовика. Заид впереди уклоняется от атаки, здоровая кроганская туша несется мимо и валит Вегу на землю, давя таким весом, что, не будь на нем брони, его бы намазало на камни ровным слоем, как масло на хлеб. Это напоминает ему Лондон и здоровенную тварь, что обрушилась на него с гребаного дымящегося неба. Сбивая с ног, вышибая из рук дробовик, закрывая собой огонь, Землю и войну. Ее голова была турианским черепом с выдранным гребнем и синими огнями вместо глаз, присоединенная к раздутой громаде мышц, вылепленной из нескольких кроганских тел. Шепард прокричала: «Держать оборону!» и он, окоченевший от ужаса, парализованный ревом и холодными огнями в дюйме от своего лица, смог одолеть оцепенение и с рыком сбросить это дерьмо с себя.

Сейчас, на Вемале, эта туша – гребаный пустяк. В этом нет ничего от Лондона. Ничего от конца света, и смерти, шевелящей дыханием волосы на затылке, и взрывов, и лучей Жнецов, и рек крови. Это всё – ошибка, которую нужно исправить. Болезнь, которую нужно вылечить. Сдохнуть здесь просто нельзя себе позволить. И если кто-то из них сдохнет, Вега клянется себе, что устроит ебаный ядерный взрыв на этой гнилой планете и создаст новый гребаный генофаг.

Того, что его завалил, Вега отшвыривает и нашпиговывает дробью с расстояния вытянутой руки. Брызжет кровь, оседая на его лице, и он морщится, одолевая позыв блевануть. Зрелище вышло отвратное. Он поднимается на ноги и бежит вперед, опережая Вакариана, и палит, и палит, и палит.

Достигнув места, указанного группой проникновения, Гаррус и Заид устанавливают взрывчатку на толстом тонированном стекле на боку дредноута, пока Вега и Грюнт отстреливают кроганов, проявляющих излишнее гостеприимство. Подтягивается прикрывающая группа. Гаррус перекрикивает пальбу:

- Где Аленко?

- Подставился под пулю, придурок! - кричит Джек. - Мертв!

- Проверили?

Лиара пытается приблизиться, чтобы быть услышанной:

- Нас отрезали, мы не смогли вернуться! Он может быть жив!

Гаррус молчит, пока закрепляет взрывное устройство, а потом касается наушника:

- Кортез, подбери Аленко. Он позади нас.

- Есть, сэр.

Взрывное устройство прикреплено к стеклу, вокруг - свежее кроганское кладбище, местами стонущее, местами ревущее, и у них есть несколько секунд затишья перед очередной бурей. Очередным финальным-ебаным-сколько-можно-броском. Они становятся полукругом у стекла, у бомбы, своего пропуска внутрь. Окружая Гарруса. Как когда-то - Шепард. Он опирается одной рукой о бок дредноута, во второй держа опущенную «Вдову». Оглядывает их сквозь мерцание визора на предмет ранений.

- Отличная работа, все молодцы, - говорит он. - Идем по плану, и впереди его трудная часть. Как только поднимемся на борт дредноута, мы окажемся в тылу противника, превосходящего нас числом. Мы не знаем, с каким уровнем обороны столкнемся, но, думаю, это, - Гаррус кивает на ковер из трупов, - дает вам представление. Мы в меньшинстве, верная тактика - наш единственный шанс. Если войдем на борт, и по нам откроют огонь, занимаем укрытия и движемся по тому же принципу: штурмовая впереди, прикрывающая сзади. Следите за всем, что происходит. Если нас не обнаружат сразу, то будьте еще бдительнее. Когда муха будет лететь на соседней палубе, вы должны услышать ее. Видите кого-то на пути - стреляйте. Солдат, техник или случайный пассажир - если кто-то увидит нас, он забьет тревогу. Добираемся до медотсека, забираем Шепард и двигаемся обратно. Уходим так быстро, как можем. Все ясно?

Они кивают, переглядываются, проверяют оружие. Гаррус велит отойти от бомбы, и Грюнт жмет кнопку на детонаторе. Взрыв почти бесшумный, но стекло разносит вдребезги. Только пара кривых кусков с полметра шириной торчат из стальной рамы. Грюнт и Заид идут первыми, Вега за ними. Осколки стекла хрустят под ногами; оно такое крепкое, что не крошится под тяжелой подошвой брони, как будто не стекло, а кости, переломанный корабельный скелет.

Пробоина в боку ведет на техническую палубу. В коридор или вроде того. Здесь пусто. Никакой аварийной сирены или голоса ВИ - столкновение с «Нормандией» явно вырубило основные системы дредноута. Переводчик в наушнике Веги поясняет надпись, что светится над дверью в противоположном конце: «ИНЖЕНЕРНЫЙ ОТСЕК». Кроганы-инженеры - почти так же смешно, как кроганы-снайперы. Вега думает, что корабль, скорее всего, ничего общего с кроганами не имеет.

Они двигаются к аварийной лестнице, дверца к которой соседствует с лифтом, - очень тихо, чего не ожидаешь от десятка вооруженных до зубов ребят. Табличка на стене рядом с аварийным выходом указывает, что медицинский отсек палубой ниже. Штурмовая идет вперед.

Вега слышит голоса на медицинской палубе еще на лестничном пролете. Гаррус поднимает сжатый кулак, и все останавливаются, прислушиваясь. Не похоже на солдат, больше - на случайных членов экипажа, обсуждающих происходящее снаружи.

- Рорек и Вал тоже не вернулись. Думаешь, эти гребаные батарианцы починят корабль?

- Не знаю, откуда мне, бля, знать? Я похож на техника? Но Рив просто просто ссытся там, наверху. Думает, за ним тоже придут.

- Не придут, если их перебить.

- Хах, ну это да. Может, уже и перебили. Что-то там тихо стало.

По сигналу Гарруса Вега бьет по зеленому знаку на двери, и темноту аварийной шахты заливает искусственный бледный свет. Двое кроганов даже не успевают повернуть голов. Вакариан опускает «Вдову» и первым выходит из шахты на палубу.

Вега движется следом, с дробовиком наготове оглядывая помещение. Площадь - как три жилых палубы «Нормандии». Несколько столов с оборудованием и несколько коек, в противоположном конце лифт и еще две двери.
- Похоже, чисто, - негромко говорит Вега.

Вакариан кивает.

- Вперед.

Но они не идут вперед. В голосе Лиары звенит напряжение:

- Гаррус.

Вега и остальные оглядываются. Лиара позади всех, у самого проема, ведущего в шахту. Там, на верхних ступеньках лестницы, стоит кроган, и Док указывает на него. Проходит секунда, две, но никто не стреляет. Никто не стреляет в ребенка.

Он бы достал Веге разве что до колена. Сжимает в маленьких руках плюшевого волуса. Его всего трясет.

- Пожалуйста, - говорит ребенок, - не стреляйте.

У него за спиной, на пролете, батарианский снайпер опускается на одно колено и поднимает оружие.

- Пожалуйста, - повторяет кроганский детеныш, - вы убили моего папу.

Кровь из двух трупов под ногами у Вакариана стекает в общую лужу. Ребенок обращается непосредственно к нему. Смотрит прямо в глаза. Гаррус не отводит взгляд. Медленно опускает винтовку.

Пуля бьет его в плечо. Выстрел еще звенит в ушах, а Вега уже вскидывает дробовик и бежит назад, к шахте, стреляя над головой кроганского ребенка, кроганской наживки, эти охреневшие мрази даже на такое дерьмо идут. Кулаки Самары почти дымятся биотикой, когда она кричит:

- С дороги! - и ребенок бросается в сторону, выронив своего волуса, которого в следующий миг хоронит стопа рванувшего в шахту Грюнта.

Снайперов там двое. Вега готов поклясться, они отдали бы что угодно за шанс свалиться на другой пролет, но Грюнт рвет одного голыми руками, а он сам вышибает винтовку из рук второго и стреляет, проделывая в его спине выходное отверстие размером с футбольный мяч.

Бежит обратно, слыша шум на медпалубе, понимая, что все пошло худшим сценарием из возможных, находит взглядом Гарруса, привалившегося к стене. Лиара в панике выпаливает:

- У них бронебойные патроны! Дала медигель, но пробило насквозь!

Бронебойные патроны у снайперки - это нехорошо. В броне на плече Гарруса ровное круглое отверстие. Кровь блестит на металле. Мимоходом Вега думает, что, чтобы промахнуться мимо лба с такого расстояния, нужно неплохо постараться. Не больше пятидесяти метров, и прицел даже у самой дерьмовой винтовки сократил бы их до вытянутой руки. Что-то это нехорошо попахивает.

2016-02-06 в 13:23 

Schein
Whatever doesn't kill you.
Вакариан ведет раненым плечом, проверяя подвижность, и меняет снайперскую винтовку на штурмовую.

- Вперед.

Вега кивает и отворачивается. Не большое дело - палить по врагу. Это у него выходит лучше, чем помогать другу. Они снова делятся на две группы, одна - к лифту, вторая - к проему в шахту. Приветственная коллегия для всех, кто заглянет на медпалубу за лекарством. Дверь лифта разъезжается, и стрекот очередей отдается железным гулом от голых стен.

- Тали, - раздается в наушнике, - выруби этот лифт.

- Сделаю, - отвечает Тали.

- Самара, Лиара, прикройте ее. Касуми и Явик, в неподвижный отсек.

- Есть.

Вега перезаряжается и ненадолго ныряет в аварийную шахту, чтобы выключить из игры еще одного батарианца. Отступает обратно, удерживать позицию бок о бок с Грюнтом и Джек. В наушнике - приказы Гарруса и его хрипловатая одышка. Вега иногда оглядывается, проверить, как там дела с лифтом. Он успевает увидеть, как дверь, скрипя и дергаясь, пытается открыться, в кабине - четверо или пятеро вооруженных колонистов, и Заид швыряет туда разрывную гранату за секунду до того, как Тали кричит: «Есть!» и дверь захлопывается.

Взрыв сотрясает всю палубу. Оглушительный скрежет. Похоже, кабина рухнула на дно лифтовой шахты - захоронение-экспресс, разве что без эпитафии. Вакариан смотрит, как можно смотреть на картину в галерее, и говорит: «Неплохо». Заид широко ухмыляется: «Уж ясен хрен, неплохо, твою мать».

- Касуми, докладывай.

- Пытаюсь обойти замок на двери в неподвижный отсек. Может занять немного времени.

Грюнт разворачивается к Гаррусу и ревет:

- Эй! Почему мы просто не подорвем эту долбаную дверь?!

Джек матерится и хватается за голову, прижав ладони к ушам.

- У тебя же микрофон, пендехо! - рявкает Вега Грюнту. - Нахрена орать?

- Черт, забыл про эту хрень, - кроган покашливает и повторяет нормальным голосом: - так почему мы не подорвем эту долбаную дверь?

Гаррус отвечает почти мягко, как папаша непоседе-ребенку, или психиатр - поедающему комнатный цветок пациенту:

- Потому что она ведет в помещение, где держат Шепард. Мы ведь не хотим ненароком взорвать Шепард?

- А. Дерьмо.

- Держите проем. На подходе должна быть другая волна.

Вега разминает плечи и хрустит шейными позвонками, наклоняя голову. Он чувствует душевный подъем. Это немного отдает выбросом адреналина, и состоянием аффекта, и откровенной глупостью. У него в крови пульсирует какой-то долбаный гормон оптимизма, уверяющий, что все идет хорошо. Словно сами небеса помогают им. Дружелюбные ангелы-хранители, рассевшиеся на кучевых облаках, читают молитвы, воздев руки со скрещенными пальцами, и потому здесь все идет неплохо.

Не потому что они застали кроганов врасплох, и нужно время, чтобы они перегруппировались и организовали оборону. Время, которое уже заканчивается.

Джеймсу хочется отрицать ту реальность, в которой им не удается забрать Шепард, или их перебивают, или Шепард в неподвижном отсеке мертва. Это его защитные механизмы пытаются отбросить, закрыть в сундук и похоронить глубоко в мозгу. Он хочет действовать. Хочет побыстрее со всем разобраться, чтобы можно было остановиться и выдохнуть. И чтобы этот раз был последним. Дальше только Майами, красивая брюнетка, экран на всю стену напротив кровати и пиво по вечерам. На ближайшие долбаные двадцать лет. Ну, может, еще N7.

Он думает об этом, когда обещанная вторая волна валит на медпалубу из шахты, и люк в потолке трещит под натиском открывающих его инструментов. Вега думает о Майами. Он бьет батарианца в горло штыком дробовика, слышит рев позади и не успевает среагировать, и в следующий миг его будто бронепоезд сшибает с ног. Поле сингулярности выдергивает крогана прямо из-под носа у Веги, и он резко отшатывается, чтобы не попасть под раздачу.

Кроганы перегруппировались и, похоже, даже составили план. Люк наверху открывается и с лязгом рушится на пол. Кроганы валятся с потолка. Захватывающе. Вега матерится сквозь зубы, стреляя, думая о Майами. Грюнт вошел в раж и, похоже, забыл про свой дробовик, он мочит сородичей лобовыми атаками. Буквально.

Их неотступно теснят к противоположному концу помещения, и с каждым шагом назад они дают больше пространства пребывающему врагу. Ситуация ухудшается с темпом камня, падающего в пропасть. Дробь барабанит по броне, оставляя вмятины наискосок от плеча к бедру, его отшвыривает этой пальбой в упор, голова дается о стальной пол, и Заид подбегает, чтобы прикрыть его.

- Нас рвут на ебаные лоскуты! - голос наемника доносится до Веги сквозь ватные беруши сотрясения.

В неподвижном отсеке гремит взрыв, и Вега чувствует - он, блядь, физически ощущает - как его сердце подрывается точно так же, давление подскакивает, и перед глазами проносятся черные звезды. Массани орет под грохот очередей:

- Гаррус! Что там творится?

Ответа долго нет, и Вега заставляет себя подняться, онемевшими руками ощупывая живот, чувствуя теплую кровь на холодных пластинах, поднимает дробовик и делает вдох, а потом выдох. Только после этого в его наушнике звучит голос:

- Порядок. Организовали себе дверь прямо здесь, чтобы не морочиться с обратной дорогой.

Теперь молчит Заид. Когда полностью приходит в себя, Вега оглядывается и видит, что его и остальных прижали ко входу в неподвижный отсек. Кроганы рвутся туда так, будто от этого зависит их гребаная жизнь. Вега встряхивает головой и отстреливает все пребывающую подмогу. Еще одна пуля - снайперская - бьет его в бедро. Застревает в броне, но мышцу явно подбило. Он отступает по шагу назад, пока не оказывается в неподвижном. Пока не видит, как Заид резко подхватывает падающую Лиару и устраивает на плече, держа винтовку свободной рукой. Белый костюм Дока заляпан кровью. Сквозное в живот. Не пуля - очередь. Вега морщится, чуя, как к горлу подкатывает ярость, лютая, холодная, неконтролируемая. Когда ты в таком состоянии, ты - больше, чем человек. Ты долбаная разрушительная машина. Оружие. Можешь вынести несколько врагов за считанные секунды. Даже если тебе башку прострелят, кажется, ты продолжишь биться.

А потом он видит Вакариана с Шепард на руках, загнанного в угол, и ярость слепит его к хуям. Он швыряет перед собой подбрасывающую гранату и пробивается к ним. В медблоке дредноута новый шлюз - дыра в стене, и за ней - Вемал, каменоломня под рыжим небом и северным сиянием. Кортез подводит «Нормандию», но попытаться зайти на борт значит подставить спину под пули. Нужно дать отпор. Оттеснить врага. Вега стреляет, уже не чувствуя своих ног. Блядь, не надолго же его хватило. Нет, сдохнуть здесь - нельзя себе позволить. Просто нельзя.

Заид с Лиарой перепрыгивает на парапет. Вега пытается притянуть к себе Вакариана, не прекращая стрелять. Пытается сказать:

- Иди... я их...

- Нет, - доносится до него, - ты не стоишь на ногах. Я прикрою. Держи ее.

Вега видит Шепард на руках Гарруса. Ее длинные черные волосы, в беспорядке раскиданные по плечам. Глаза закрыты. Это она. Это правда она. Прямо здесь, перед ним. Вакариан держит так, чтобы отгородить собой от огня, чтобы его броня была ее. Делает шаг, чтобы быть ближе, передает ее Джеймсу.

Держи ее.
Держи ее.

- Нет, - хрипит Вега. Он больше слышит свой голос, чем понимает, что говорит. - Нет, мать твою.

- Ее нужно вытащить, - голос Вакариана снова вырезает все живое вокруг. - Держи. Это приказ.

Вега держит. Так, чтобы отгородить собой от огня. Чтобы его броня была ее.

Он идет к кораблю, фокусируясь на своих ногах. Шаг, другой. Быстрее. Лишних секунд нет. Он задерживает дыхание и прыгает на парапет, видя раненых друзей, ебаные реки крови, оставляя сколотый скелет дредноута позади, и он смотрит назад. Муть перед глазами, совсем как в тот день. Жнец ревет. Дым валит от перевернутого танка, от зданий, от горящей земли. «Я люблю тебя. Всегда буду любить». Шепард улыбается в последний раз. Она бежит к лучу. Вега заставляет себя идти, под тяжестью привалившегося к нему тела, фокусируется на своих ногах. Шаг, другой.

- Прыгай! - орет Джеймс. Как будто не понимая. Не видя. Между парапетом и дредноутом больше трех метров.

Не делай этого, блядь, со мной.
Не снова.


У него на руках Шепард. От ее волос пахнет чем-то медицинским, химическим. На ней нет брони, и она легкая. Намного легче Вакариана в тот день. «Отойди. Я иду за ней». «Это вряд ли».

Кто-то тащит его назад. Дальше от опасного обрыва. Волокут в ангар челноков. Вега говорит:

- Пусти... отвали, блядь. Я должен... вернуться.

Ему не отвечают. Продолжают тащить. Ярость все еще на уроне глотки, разрастается, тормозя приток крови к голове. Вырубая сознание. Он слишком изранен, чтобы дать ей выход. Ноги не слушаются.

Шепард забирают, и он падает на что-то мягкое, уставляясь вверх, прямо перед собой, глядя на белое полотно и мазок яркого света.

К моменту, когда отключается, он слишком плохо соображает, чтобы понять, что только что произошло.

2016-02-06 в 13:53 

~Хюльдра~
Дама с ложками, кактусами, табуретками и фугу
Аааааа, чума! Как дожить до продолжения/концовки, аааа!
простите, это все, на что я сейчас способна :facepalm: Это очень, очень хорошо.

2016-02-06 в 15:49 

Химура Кеншин
Science: because you can't pray this shit into space (c) || Электронный кочевник || Игрок в киберсалочки || "Фермопилы под контролем" (с) 【Как совмещать пацифизм и кровожадность: моя автобиография (с)】
Schein, первые 2 минуты чтения, и я расхохоталась на весь вагон. В Корее такие вещи не приветствуются, но как-то всё равно уже. Вы прекрасно пишете.
Может, Вы и концовкк МЭ 3 перепишете? Для нас, страдающих от общей бессмысленности всех её нынешних вариантов?
Уверена, у Вас прекрасно бы получилось.
Спасибо огромное! Ваша работа приносит столько удовольствия читателям.

2016-02-06 в 16:15 

Retnara
Ведь так от роду повелось// Что всем клинкам и кораблям// Дают девичьи имена.
Это прекрасно, это божественно! Как давно не было ничего нового и ничего реально хорошего по МЭ. Просто нет слов.

2016-02-06 в 17:25 

Химура Кеншин
Science: because you can't pray this shit into space (c) || Электронный кочевник || Игрок в киберсалочки || "Фермопилы под контролем" (с) 【Как совмещать пацифизм и кровожадность: моя автобиография (с)】
Schein, это прекрасно. Это так прекрасно, что пришлось отложить преинтереснейшую книгу, чтобы перечитать новые части Вашей работы пару раз.
Надеюсь, продолжение будет скоро.
Если бы Аленко был таким, каким Вы его описали, и в МЭ, он бы мне нравился.

2016-02-06 в 18:12 

Гнева
Ждать. Оно того стоило.
И снова ждать.

2016-02-07 в 03:27 

Marion Binxs
это_все_уже однажды б_ы_л_о
Я прям как будто снова засела за Масс Эффект) Тот же самый кайф!)
Это шикарно, даже хочется, чтобы оно не кончалось как можно дольше) Спасибо! И продолжения, пожалуйста))

2016-02-07 в 23:25 

Фиру
На голове - бардак, внутри головы - бардак. Закономерность. (с)
У вас прекрасный язык, автор. Пожалуйста, продолжайте)

2016-02-26 в 01:13 

Манара
Именно с тоски по непостижимому начинается фанфик
очень, очень годно! Хотеть еще ))

2016-03-22 в 11:03 

Marion Binxs
это_все_уже однажды б_ы_л_о
:duma2: А продолжение будет?

2016-04-18 в 01:14 

Katherine Shep.
Слушай, меня подбила ракета, а я после этого только чихал, а тут - какая-то женщина (с) Nil.Admirari // То есть он ноги на стол, наглец, ренегад и хэдшот-мастер, а как до нежностей, то "выручай, Шепард" xDD Лапочка! (с) Winter Grin
Schein, ох, автор, что же Вы делаете, это так прекрасно и так остро и вообще... Меня трясёт, кажется, на адреналине, такой великолепный напряг - и история обрывается.
Какие они все здесь верибельные. И тупая боль, смешанная с хрупкой, но упорной надеждой, обёрнутая сталью решительности - вот всё так хорошо проходится по чувствам, что я дочитала до последней точки и едва не сгрызла руки до локтей от волнения. Невыносимо шикарно.
Продолжения, умоляю. Этот фанф из тех, что способны убить подвешенным состоянием.

2016-05-23 в 12:11 

heavy matter
See what you've become, don't sacrifice.
Schein, это просто великолепно. Лучшее из всего, что я видела по МЭ. Вдохновения вам, автор, и огромное спасибо за потрясающую работу.

2016-05-23 в 13:35 

heavy matter
See what you've become, don't sacrifice.
Schein, и да, читая ваш текст, начинаешь задумываться, какова же в самом деле вероятность выживания команды полным составом с учетом всех передряг, в которые они попадают. В процессе игры как-то не ощущается вся напряженность боевых действий, не видны все неудачи, все "загонения" в угол, все безвыходные положения и выходы из них на чистой ярости. Все ранения, все пробитые бронекостюмы, все отключки от потери крови и дни и недели восстановления. И уж точно неизвестно, что происходит у каждого твоего товарища в голове. За это, за реалистичность, за вхарактерность моя большая вам благодарность. Описание отношений между Джеймсом и Гаррусом просто вне конкуренции, так и хочется вскочить на ноги и развернуть над головой транспарант "ТАК ОНО И БЫЛО БЫ ЧТОБ МНЕ СДОХНУТЬ!!!". Хотя так обо всем орать хочется, но что поделаешь, коли это единственные отрывки, которые по-настоящему заставляют меня улыбаться и вселяют надежду и веру в лучшее. Вы творите волшебство. Вы и Биовары, почто у них такие ох*енные герои :weep3:
И кстати, какие же у каждого из них на самом деле ЯЙЦА. Я и без того их всех любила и уважала безмерно, а теперь и вовсе...
Спасибо.

2017-02-12 в 00:26 

Katherine Shep.
Слушай, меня подбила ракета, а я после этого только чихал, а тут - какая-то женщина (с) Nil.Admirari // То есть он ноги на стол, наглец, ренегад и хэдшот-мастер, а как до нежностей, то "выручай, Шепард" xDD Лапочка! (с) Winter Grin
Милая Schein, Вы бросили эту работу?(

2017-02-12 в 22:57 

Талина2010
У меня не все дома. Можете оставить сообщение. © Выходя в другой мир через окно, пожалуйста, постарайтесь не споткнуться на пороге. ©
Katherine Shep.,
А я-то обрадовалась, думала, что продолжение появилось!

Собственно, тоже присоединяюсь к вышепрозвучавшему вопросу. Дорогой автор, отзовитесь!

2017-02-12 в 23:51 

Katherine Shep.
Слушай, меня подбила ракета, а я после этого только чихал, а тут - какая-то женщина (с) Nil.Admirari // То есть он ноги на стол, наглец, ренегад и хэдшот-мастер, а как до нежностей, то "выручай, Шепард" xDD Лапочка! (с) Winter Grin
Талина2010, прости) Будем надеяться, что ещё увидим продолжение, вещь-то потрясающая *_*

2017-02-13 в 00:24 

Sirrian
Окей, гугл, как отличить принца на белом коне от всадника апокалипсиса?
Поддерживаю. Хорошая работа. Хотелось бы узнать, чем все закончится.

2017-02-13 в 00:38 

Melissa Masakari
Три раза перечитала - потрясающе написано, очень хочется надеяться на продолжение.
Печалит тенденция безмерно влюбляться в заброшенные почти в финале фанфики((

2017-04-30 в 10:04 

Alastreel
А продолжение? Автор не разочаровывайте нас, пожалуйста((

2018-06-03 в 15:19 

Schein
Whatever doesn't kill you.
Так уж вышло, что в далеком 2016 личные проблемы и суровая жизнь напрочь отвлекли меня от фика, и он остался незаконченным, а потом забылся. А теперь вот, спустя 2 года, я его перечитала и вновь увлеклась. План есть, сюжет финала готов, осталось написать. Надеюсь, что закончу в ближайшие две недели. Постараюсь выкладывать продолжение достаточно часто.

Приношу извинения разочарованным читателям. Вы, наверное, знаете, как это бывает. Спасибо, что читали, и спасибо, если вдруг решите вернуться к прочтению.


Грюнт

***

читать дальше

2018-06-03 в 15:20 

Schein
Whatever doesn't kill you.
Вега

***

читать дальше

2018-06-03 в 15:21 

Schein
Whatever doesn't kill you.
читать дальше

2018-06-03 в 16:03 

40 грамм
- У тебя же там пистолет! - Это не значит, что я не рад тебя видеть.
Это прекрасно! Пришлось перечитать весь фик, чтобы вспомнить, и было очень приятно снова окунуться в эту историю. Интересно наблюдать за развитием отношений Веги и Гарруса. С нетерпением жду финала!

2018-06-03 в 19:44 

.Хельга.
Осталась только любовь и совсем немножечко веры // Зажженному положено гореть
Автор, вы потрясающе пишете! Спасибо вам, спасибо, что этот фик попался мне через пару недель после завершения МЭ3. Гаррус... такой правильный Гаррус. Такие трогательные все.. даже Аленко!! :heart::heart:

2018-06-05 в 14:47 

Химура Кеншин
Science: because you can't pray this shit into space (c) || Электронный кочевник || Игрок в киберсалочки || "Фермопилы под контролем" (с) 【Как совмещать пацифизм и кровожадность: моя автобиография (с)】
Наконец-то! :heart:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

BIOWARE FANFIC CLUB

главная