diriGible
...in the sky...
Название: The Razor's Edge: Темный свидетель
Оригинальное название: The Razor's Edge: Dark Witness
Автор: Tairis Deamhan
Переводчик: diriGible
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/6814325/1/Razor-s-Edge-Dar...
Разрешение на перевод: получено
Категория: Mass Effect
Рейтинг: R
Персонажи: (м)Шепард/Тали'Зора, команда Нормандии, все остальные
Жанр: Sci-Fi, Adventure/Action
Размер: макси
Аннотация: Коллекционеры побеждены, но Шепард и экипаж Нормандии не в безопасности. Старый враг затаился в тени. Враг, который вооружен кое-чем, гораздо более опасным, чем пушки: знанием.
Статус: закончен
Статус перевода: в работе

Глава 1.
В безвоздушной пустоте плывет корабль. Изящный и красивый, с плавными обводами бронированного корпуса, он весь как бы устремлен вперед и похож на большую хищную птицу. Он перемещается бесшумно и неторопливо, но уверенно и целеустремленно, и создается впечатление, что некий хищник движется в бескрайнем звездном море. И только при ближайшем рассмотрении иллюзия пропадает. Гладкий корпус несет на себе длинные черные следы ожогов. Плавность линий нарушена глубокими рваными ранами с одной стороны и смятым концом крыла с другой. Время от времени слабые вспышки голубоватого света озаряют темноту, выдавая разрывы в корпусе, закрытые щитами масс-полей.
Но сердце корабля бьется по-прежнему ровно и сильно. Двигатели работают надежно, и, приложив руку к любой из переборок инженерного отсека, можно почувствовать пульсацию энергии. Это придает уверенности. Шепард улыбнулся. Нормандия не даст какой-то смертельной битве и жесткой посадке взять над собой верх, особенно теперь, когда не иначе как чудо держит ее на ходу. Она была отличным судном, которое только начинало с честью носить свое имя, доставшееся ей в наследство. Ее предшественница могла гордиться тем, что уничтожила Жнеца. Теперешняя Нормандия имела на своем счету корабль Коллекционеров.
Улыбка на лице Джона Шепарда сменилась болезненной гримасой, когда он попытался оттолкнуться от холодной металлической переборки. Он расслабил мышцы и опять откинулся назад, шумно дыша сквозь стиснутые зубы. Похоже, та доза обезболивающего, что вколола ему Чаквас, закончила свое действие раньше, чем ожидалось, и конечно предполагалось, что он к тому времени уже будет спать. А может пара минут отдыха – это не такая уж плохая идея.
Шепард окинул взглядом стальное пространство коридора снаружи инженерного отсека. Коридор выглядел чистым и прибранным, даже мирным. Вид грузового отсека разрушал это кратковременное ощущение: ящики небрежно свалены к одной стороне, а внушительная часть внешней переборки закрыта наспех сваренной заплатой из бронированной пластины. Если внутреннее чувство времени его не подводит, сейчас прошло уже чуть больше двадцати четырех часов с тех пор, как Джокер совершил невероятный скачок прочь от взрывающейся базы Коллекционеров. Один день с тех пор, как Спектр оторвался от личной консоли и напряженных споров с Призраком и включился в процесс восстановления Нормандии. Если все пойдет по плану, они скоро достигнут ретранслятора, ведущего в обратный путь.
Первоначальная эйфория давно прошла, но Шепард не переставал время от времени изумленно усмехаться, размышляя о том, что же они совершили. В углу грузового трюма стояла дюжина пустых гробов, как зловещее напоминание о том, что было поставлено на карту в этой миссии. Теперь нужно только добраться домой, чтобы удостовериться, что это ощущение ошибочно. Его экипаж остался в живых, его команда. Его друзья. Женщина, которую он любил. И к черту все странности.
Эта мысль снова заставила Шепарда улыбнуться, и снова улыбка непостижимым образом смешалась с болезненной гримасой. Но он тут же удивился и даже на миг испугался, когда в его мысли ворвался сердитый голос:
- Упрямый бош’тет! Так и знала, что тебе нельзя верить!
Он поморгал, сообразив, что его зрение слегка затуманилось, и увидел перед собой знакомую тонкую фигуру кварианки, как будто это он сам призвал ее сюда своими мыслями. Она стояла, положив руки на бедра, темно фиолетовое полотно ее вуали в разных местах было испачкано смазкой и какими-то другими веществами, свойственными ее профессии.
- Тали? Что ты? Я просто –
Но она не стала его слушать.
- Ты просто не выполняешь то, что говорит тебе Чаквас! Ты же знаешь, я там была. «Отправляйтесь в свою каюту и отдыхайте, пусть лекарства и ваши импланты делают свое дело, не нагружайте их лишний раз». Именно так она и сказала.
Улыбка, наконец, одержала победу. Тали неплохо изобразила доктора, если сделать скидку на акцент и работу переводчика. Шепард пожал плечами.
- Дел очень много. Жилая палуба сейчас полностью починена, пробоин больше нет. В оружейной хуже, но с этим мы справимся позже. Я потом отдохну, а сначала мы должны попасть домой.
- Я в курсе состояния корабля, Шепард. Я как-никак главный инженер, - с оттенком раздражения ответила Тали. – А в инженерном все готово к работе. Мне оставалось только запустить последние системные тесты, когда Заид надумал связаться со мной и сообщить, что мой упрямый хэш’ла добрую четверть часа стоит в холле с совершенно потерянным видом. Чем, по-твоему, ты занимался здесь, внизу?
Он моргнул, потом еще раз. Пятнадцать минут? Он не заметил, что прошло так много времени, но может это лекарства замедлили восприятие.
- Я шел к тебе, - ответил он, наконец, отлепившись от стены и делая шаг к Тали.
Идея, в конце концов, была неплохая, но все вдруг закачалось, и он опять привалился к переборке, а все тело с ног до головы охватило болью. Вероятно, Спектр так и закончил бы свой осмотр корабля, рухнув лицом вниз на бронированные пластины пола, если бы не Тали. Она метнулась вперед, трехпалые руки схватили его за плечи.
- Джон! – воскликнула она, пытаясь удержать его от падения, и раздражение напрочь исчезло из ее голоса.
- Все в порядке. Просто легкое головокружение, - пробормотал Шепард, пытаясь заставить себя встать прямо и снова оторваться от стенки.
- Да уж, головокружение. Кила, у тебя опять кровь проступила через бандажи! - кварианка захватила рукой край рубашки и, подняв вверх, осмотрела белую повязку, окрасившуюся красным. На таком близком расстоянии он смог расслышать чуть затрудненное дыхание и легкую хрипотцу в ее голосе.
Он нахмурился.
- Я же сказал, все хорошо. А ты сама в порядке? У тебя какой-то нездоровый голос. О, черт, когда мы… твоя иммунная система…
Трехпалая рука потянулась к его лицу, кончики пальцев пробежали по щеке. Серебристые глаза, светящиеся под визором, встретились с его собственными, голос смягчился и стал более игривым.
- У меня болит все тело, а нос забит субстанцией, которую я не могу даже описать… но это безусловно того стоило.
Прежде, чем он смог сформулировать ответ, Тали закинула его руку себе на плечо, подхватила под спину и потащила его к лифту. А он уже начал забывать, какой сильной была ее обманчиво изящная фигурка. Его мышцы протестующее застонали, но он смог собраться с духом, и они с Тали благополучно достигли двери.
- Давай, я вызову Чаквас. Тебя нужно доставить назад в медотсек, - сказала она.
- Нет, - оборвал ее Шепард, перехватывая руку, которую она уже протянула к кнопке интеркома. – Она сама сейчас спит, я уверен. Со мной все будет в порядке.
Тали покачала головой, и он смог разглядеть под дымчатым фиолетовым стеклопластиком визора, как она изогнула бровь.
- Ты можешь говорить, что хочешь, но если я сейчас тебя отпущу, ты опять вернешься не по делу на мостик или в грузовой трюм, пытаясь еще что-нибудь поправить. Я не собираюсь искать тебя по всем углам судна, истекающего кровью, потому что ты не умеешь вовремя остановиться.
- Тогда, думаю, тебе придется сопроводить меня в мою каюту, мэм, - усмехнулся он.
- Бош’тет, - повторила Тали, но на этот раз слово прозвучало совсем не так сердито.
Впрочем, спорить с ним она не стала. Они уже не раз это проходили, и оба знали, к чему это приведет. Тали бы сказала, что ей нужно в инженерный. Он бы напомнил ей, что она сама сказала, что там все почти завершено, остались всего несколько тестов, которые вполне могла провести СУЗИ. Она бы возразила, что нужна дополнительная проверка, а он бы настоял на том, что ей тоже нужен отдых. Но, по-видимому, усталость и волнения сделали свое дело, и сегодня оба, не сговариваясь, решили пропустить эти несколько шагов.
Через пару минут двери лифта открылись, и Шепард с помощью Тали медленно прошел в каюту. Если не считать нескольких опрокинутых моделей и разбросанных по полу планшетов, его апартаменты пережили битву без видимых повреждений. Что ж, маленькие чудеса иногда случаются. Они спустились в «жилую зону» каюты, и Тали активировала маленький терминал на стене.
- СУЗИ, пожалуйста, придержи все вызовы к Коммандеру, за исключением абсолютно срочных, хотя бы на несколько часов.
Голограмма ИИ появилась, как всегда, внезапно.
- Хорошо, Тали. Если что-нибудь потребует исключительного внимания Коммандера, я разбужу вас обоих. В противном случае, я думаю, никому не повредит маленькая передышка, пока диагностика не завершится, и мы не будем готовы к прыжку.
- Спасибо, СУЗИ, - сказала Тали.
- Отключаюсь, - ответил ИИ, и голограмма исчезла из вида.
- Конспирация, как я погляжу, - засмеялся Шепард, но быстро умолк, потому что ребра и грудная клетка болезненно запротестовали против такой вольности.
- Не больше, чем необходимо. Я иногда задумываюсь, неужели все вы, люди, такие упрямые, - сказала кварианка, помогая ему стянуть рубашку. Оглядев его плотно забинтованную грудь, она покачала головой и, подтолкнув его к кровати, исчезла в маленькой душевой. Через минуту она вернулась с пакетиком меди-геля в руках.
- Это одно из наших самых привлекательных качеств, - заявил ей Шепард. В голове у него все еще немного кружилось. Весь вопрос – от чего: либо от обычного физического перенапряжения, либо оттого, что добрый доктор вколола ему гораздо большую дозу, чем требовалось. И Шепард начинал подозревать последнее.
- Привлекательных? – Шепарду показалось, что он ясно слышит, как Тали закатила глаза. - Ну, раз ты так говоришь, наверное, тебе виднее.
Она уже размотала бандажи, которые, кажется, еще сильнее напитались кровью, ее руки двигались так быстро, что он едва успевал за ними следить. Дыхание перехватило от прикосновения прохладного меди-геля к тем местам, где еще медленно сочилась кровь. Пока она заменяла повязку на свежую, он вдруг подумал, насколько опытной стала Тали в вопросе оказания первой помощи. И это наблюдение было одновременно любопытным и грустным.
- Ну, так считают не все. Но на некоторых личностей действует, - сказал ей Шепард. – Одну я знаю точно. С тех пор, как она меня терпит.
Кварианка сделала попытку встать, но он поймал ее за руку и потянул к себе. Незначительное сопротивление было быстро подавлено, и он медленно уложил ее рядом с собой на кровать. Тали повозилась немного и мягко прижалась к его боку, стараясь быть осторожной и не слишком давить на его раны.
- Наверное, она решила, что то, что находится внутри, стоит того, чтобы терпеть случайные вспышки упрямства, - прошептала она. – И знаешь, может, мне все-таки вернуться назад, в инженерный. Мне же не так плохо, как тебе…
Он боролся с усталостью, которая почти уже одолела его, его речь замедлилась. Всего-навсего легкий сон, чтобы снять напряжение, а потом можно снова вернуться к спасению галактики.
- По-моему, мы заслужили немного отдыха, по крайней мере, на пару часов.
Тело Тали чуть изогнулось под его рукой, сияющие глаза несколько долгих мгновений смотрели на него из-под визора, пока он изо всех сил старался не сомкнуть веки. Потом ее взгляд метнулся по направлению к двери, а после она качнула головой.
- По-моему, тоже, - ответила она, наконец, погладила его по щеке и устроилась рядом с ним.
Даже с закрытыми глазами Шепард улыбался, прижимая к себе кварианку, последние остатки воли, до сих пор державшие его на плаву, медленно таяли в мягком тепле постели и долгих часах предстоящей безмятежности. Поступающее в кровь лекарство только сделало этот процесс намного легче. Последнее, что он услышал перед тем, как сон окончательно сморил его, был еле слышный шепот Тали:
- Спокойной ночи, хэш’ла.
_____________________________________

Шепард резко открыл глаза и, дезориентированный, лихорадочно попытался сфокусироваться. Подняв руку в попытке отогнать от себя липкие остатки долгого ночного сна, он первым делом отметил, что его телу неприятно даже само понятие движения. Такое простое действие, как самое обычное поднятие руки, казалось изощренной пыткой. Он громко застонал, ощупывая кровать рядом с собой, но обнаружив ее пустой, медленно перекатился на бок. Мозг работал изо всех сил, систематизируя все, что могло оказаться важным. Вверху были видны звезды и… голубая корона? Они, что, находились в сверхсветовом режиме?
- СУЗИ… - проскрежетал он и, прокашлявшись, повторил уже более отчетливо. – СУЗИ! Статус.
- Доброе утро, Коммандер. Все системы работают нормально. Временный режим перенаправления мощности действует стабильно, и новых повреждений корпуса не зафиксировано.
- Почему мы в сверхсветовом режиме?
- Мисс Лоусон решила, что первым нашим пунктом назначения должна быть Цитадель как наиболее подходящее место для проведения ремонтных работ с использованием имеющихся ресурсов и известных контактов, - доложил ИИ.
- Так мы уже прошли через ретранслятор? Когда? Сколько же я спал?
Примерно на середине фразы дверь в каюту открылась, и на пороге появились две знакомые фигуры. Миранда Лоусон, биотик, гений и старший офицер выглядела как всегда собранной, что по теперешней ситуации было настоящим подвигом. И только белая повязка, крест-накрест перехватывающая ее подбородок, несколько диссонировала со всем внешним видом. Позади нее – Тали, костюм вычищен, вчерашние следы смазки исчезли.
- Вы отсутствовали приблизительно двадцать часов, - ответила вместо СУЗИ Миранда.
Он моргнул.
- Почему меня не разбудили, когда мы проходили через ретранслятор?
- Потому что Чаквас воспользовалась своим правом врача и запретила СУЗИ это делать. По нашей настоятельной рекомендации, - ответила Тали, кивая в сторону Миранды. - Риск при прохождении через ретранслятор в обратную сторону был минимальным, и мы выполнили его без всяких инцидентов.
- По этой причине я приняла решение определить нашим пунктом назначения Цитадель. С имеющимися у нас доказательствами и с учетом текущего состояния Нормандии, это показалось наиболее логичным порядком действий. Особенно, принимая во внимание наши теперешние… не совсем безоблачные отношения с Цербером, - заключила Миранда.
Шепард покачал головой.
- Я так понимаю, что сопротивляться бесполезно?
- Вовсе нет, Коммандер, - возразила заместитель, и на ее губах заиграла одна из ее редких улыбок.
- Вообще-то ты приняла правильное решение, мы должны доставить эту информацию Совету. И починить Нормандию. Я сомневаюсь, что нам удалось бы повторить авантюру с сухим доком Арии, - криво усмехнулся он, переводя взгляд с голограммы СУЗИ на двух женщин в противоположном конце каюты. – Да и потом, кто я такой, чтобы вмешиваться в планы женщин, которые твердо решили управлять моей жизнью.
Тали погрозила ему пальцем.
- Не изображай из себя жертву, Шепард. Это для твоей же пользы. Чаквас чуть не лишилась дара речи, когда увидела записи твоих жизненных показателей за период времени, пока ты не торчал у нее под наблюдением. Она, в самом деле, хотела забрать тебя в медотсек и запереть там.
- Ладно, ладно… дайте мне хотя бы вспомнить, как нужно ходить. А как давно мы уже в таком режиме? – спросил он.
- Чуть больше двадцати двух часов, - ответила Миранда, направляясь к двери. – Я уже отправила сообщение непосредственно советнику Андерсону. Если я вам понадоблюсь, я буду на мостике.
И она вышла, оставив Тали помогать Шепарду, невзирая на его протесты. Спустя несколько минут кряхтения и болезненной разминки он уже был в состоянии двигаться без постоянного вздрагивания и почти не испытывал дискомфорта. Прислонившись к стене, он поднял глаза и встретил внимательный взгляд Тали.
- Что?
- Просто смотрю. Это же можно, нет? – ответила она.
Шепард улыбнулся, приблизился к ней и, обняв за плечи, повел к лифту.
- Ты себя знаешь. А я только еще учусь понимать язык кварианского тела, но мне сейчас ясно, что твой пристальный взгляд означает «я в глубокой задумчивости».
- Хм-ф, - вздохнула она. – Я просто… я не знаю. А что теперь? В моей голове постоянно были мысли о нашей миссии, а вот теперь мы это сделали. Я вздохнула с облегчением. Но мне тревожно. Жнецы по-прежнему где-то рядом, а у нас нет ясной цели.
- Конечно, мы это сделали, но это только начало. Мы должны подготовить галактику к тому, что грядет, донести это до всех и каждого. Сплотиться. Согласись, когда кто-то говорит тебе, куда идти и в кого стрелять – это гораздо проще, - сказал Спектр.
Тали кивнула и нажала на кнопку «Командная палуба».
- Мы отправимся на Цитадель и представим Совету доказательства, которые собрали. На этот раз им не удастся от них отмахнуться, - продолжил он. – Рекс уже приступил к объединению кроганов, а есть еще рахни. Скоро нужно будет нанести еще один визит к твоему народу. Предупредить их о реальных масштабах грядущей опасности.
- Я надеюсь только на то, что они не будут такими невежественно упрямыми, как в недалеком прошлом, - вздохнула Тали.
Двери лифта открылись, и командная палуба предстала перед ними почти в том же виде, в каком он ее оставил. Самые заметные следы разрушений были давно убраны, но безжизненные консоли и свисающие кабели по-прежнему напоминали Шепарду о далеко не безупречном техническом состоянии судна. Он почувствовал, как Тали попыталась вывернуться из-под его руки, усмехнулся и прижал ее крепче.
- Ну, нет. Тебе не удастся сбежать. Если уж ты позволяешь себе на целые часы изолировать меня от общества, то должна заботиться обо мне и дальше. Да и потом, по-моему, Омега совершенно ясно доказала, что наша команда определенно в курсе того, что между нами происходит.
Кварианка издала слабый возмущенный звук, и по наклону ее головы он догадался, что она смущена.
Келли была на своем месте и первой приветствовала их. Под глазами у нее залегли темные круги, и ее обычная приветливая улыбка выглядела немного натянутой… но она занималась своим делом, как и весь экипаж.
- Рада видеть вас в добром здравии, Коммандер. И привет, Тали, - поздоровалась секретарь.
- Доброе утро, Келли, - ответила Тали. – Не могла бы ты присмотреть за нашим бесстрашным лидером. Несмотря на его настойчивость, мне все-таки нужно вернуться в инженерный. А он сейчас не в состоянии выполнять никакую работу, тяжелее нажатия на кнопки.
Шепард нахмурился.
- И что же, я теперь должен опуститься до уровня домашнего животного? И кстати, для нажатия на кнопки вообще не требуется никакого усилия, они голографические!
- Точно подмечено!
Не успел он придумать подходящее возражение, как Тали все-таки выскользнула из-под его руки и скрылась в кабине лифта, помахав ему на прощанье рукой из-за закрывающейся двери. Спектр остался стоять на площадке, переводя взгляд с двери лифта на Келли, которая не смогла удержаться и негромко рассмеялась. Отсмеявшись, она указала рукой на капитанский мостик.
- Прошу вас, сэр. Мне бы не хотелось, чтобы Тали рассердилась на меня за то, что я позволила вам сбежать.
- Мне кажется, я припоминаю такое недавнее время, когда я здесь командовал, - проворчал Шепард.
- Так и есть, Коммандер, - ответила Чамберс, и тон ее голоса стал серьезным. – Вы знаете, что вы для нас сделали? Вы же спустились за нами в самый ад, да любой на этом корабле последует за вами, куда угодно! Но Тали может быть очень… убедительной, когда беспокоится за вас. Так что всем было совершенно ясно, что если кто-нибудь осмелится подвигнуть вас на какое-либо действие себе во вред, в ход пойдут «Чиктика и дробовик». Очень мило, если бы не было слегка страшновато.
- Раз я выжил на базе Коллекционеров, то вряд ли прямо сейчас упаду замертво.
- А знаете, почему? Потому что, как сказала Чаквас, ваше кровяное давление и пульс упали ниже нормы. Если бы на вашем месте был кто-то другой, все медицинские датчики давно бы уже с ума посходили.
Неожиданно совсем близко от него раздался еще один голос, и Шепард невольно вздрогнул и обернулся, тут же вспомнив, что его тело не одобряет такие быстрые движения. Рядом стояла Касуми со сложенными на груди руками и постукивала ботинком об пол. Похоже, ему не избежать еще одной разборки.
- Накачивая себя обезболивающими и пренебрегая отдыхом, вы и в самом деле вредите своему здоровью. Тали боялась, что рискует вашей жизнью, если не уговорит вас пойти в медотсек. Так что, я думаю, вам придется на некоторое время с этим смириться, Шеп.
Раздражение Шепарда быстро утихло при этих словах Касуми. Ему вдруг пришло в голову, что не могут же все его так чрезмерно опекать. Конечно, плевать на боль и продолжать идти вперед, доверяя улучшителям и имплантам делать свое дело, давно стало его второй натурой. Но теперь Шепард почувствовал себя чертовски виноватым за то, что взваливал столько на своих друзей, которые тоже уже давно не отдыхали. Он поднял обе руки, капитулируя.
- Ладно, о’кей, я буду хорошим.
- Смотрите-ка, совесть заговорила, - усмехнулась Касуми.
Шепард прищурился и направился в сторону пилотской кабины. Там есть одно свободное кресло, и Джокер уже, наверное, давно ждет своего капитана. И конечно с полным набором саркастических замечаний на его счет. Просто Джокер без этого не может. Что поделать, любимец публики!
- Вся конспирация к черту, - пробормотал Шепард.
__________________________

- Докладывайте!
Человек на маленьком экране нервно помялся, потом сказал:
- Похоже, они направляются на Цитадель, сэр. Мы не смогли активировать ни одного следящего устройства и вынуждены были полагаться на вторичные источники информации, которые засекли повторное срабатывание ретранслятора Омега и сигнатуры Нормандии, после чего они перешли в сверхсветовой режим.
Субъект в дорогом костюме откинулся на спинку кресла, поднес к губам сигарету и глубоко затянулся. С наслаждением выпуская изо рта колечки дыма, Призрак несколько мгновений размышлял. Наконец кивнул.
- Мы стали слишком сильно зависеть от технологий. Старая добрая слежка может принести больше пользы. Продолжайте наблюдения, подключите наших агентов на Цитадели, пусть присылают любую информацию, какую смогут раздобыть, - приказал он.
- Разумеется. Я буду немедленно направлять вам все полученные рапорты.
- Посмотрим.
После первоначальной вспышки гнева и последующего за ней обдумывания Призрак быстро вернулся к свойственному ему спокойному, сосредоточенному образу мыслей и действий. Шепард по-прежнему оставался ценным вложением средств, а сам он стал излишне самодовольным, слишком увлекся своим контролем над Спектром. И эту ошибку он повторять не собирался.
Еще раз просмотрев на экране блоки различных данных, собранных оперативниками, он составил пару экстранет-сообщений и установил им разные параметры отправки. Шепард – идеалист и склонен ошибаться. И эти две характерные черты означают, что при правильном воздействии будет нетрудно вернуть его на путь, который устроит их обоих. Первое сообщение будет отправлено через два часа после прибытия Нормандии на Цитадель и придет прямо на личный терминал Шепарда.
Мысль о том, чтобы вызвать Нормандию непосредственно, мелькала у него в мозгу. Но слишком велики были шансы на то, что это будет выглядеть так, будто он звонит, чтобы отчитать Шепарда за его ультиматум и недружелюбное поведение. Выбранный же путь был более беспристрастным и позволял лучше контролировать подачу информации, хотя Призрак уже абсолютно точно знал, что сделает дальше. И это действие запустит второе сообщение, которое отправится прямехонько к Лиаре Т’Сони.
А затем самый ценный актив человечества в борьбе со Жнецами снова будет вовлечен в игру, и неважно, на стороне Цербера или же нет. Кончик сигареты вспыхнул вишнёвым светом в тусклом освещении офиса, и Призрак улыбнулся.
_________________________________________

- Диспетчерская служба Цитадели вызывает Нормандию! Мы фиксируем неустойчивые колебания вашего масс-поля и множественные структурные нарушения, - информировал бестелесный голос из динамика.
- Подтверждаем, диспетчерская. Спектр Джон Шепард на связи. Наше судно имеет значительные повреждения, запрашиваем вектор приземления в ближайший безопасный док, нам нужно заглушить ядро и произвести ремонт, - ответил Шепард из-за плеча Джокера.
Последовала короткая пауза, после чего тот же голос сообщил:
- Следуйте в док один-один-три, Нормандия.
- Понял, диспетчерская, - ответил Шепард и хлопнул по спинке пилотского кресла. – Давай, Джокер, заводи. Мы отправимся на свидание с Советом, а тебя я назначаю ответственным за ремонт. Никто ведь не знает Нормандию лучше, чем ты.
- Хм!
Шепард усмехнулся.
- И лучше, чем ты, СУЗИ. Но мы ведь не можем возложить на тебя ведение переговоров с руководством порта, не так ли?
- Это правда, Коммандер.
- Не переживайте, все будет сделано, - лениво отсалютовал Джокер. – Не могу же я допустить, чтобы моя малышка летала с такими повреждениями.
- А я постараюсь, чтобы у Джеффа не возникло проблем с ремонтной бригадой из-за… особенно серьезных повреждений, - добавил ИИ. – И еще. Нормандия – это моя платформа, Джефф. А не твоя «малышка».
Шепард предпочел быстро ретироваться, чтобы не оказаться вовлеченным в этот бесконечный спор. Освобождение СУЗИ от ограничений и вообще весь инцидент с Коллекционерами изменил взаимоотношения между пилотом и ИИ, придав им гораздо менее антагонистичную форму, но порой они все еще соскальзывали в режим, который сильно напоминал перебранку старых супругов, как точно заклеймила их Касуми. Шепард все еще слышал за спиной их голоса, идя по коридору в сторону воздушного шлюза, где ожидали его остальные члены команды.
- Ты уверен, что это хорошая идея, Шепард? Я чувствую себя полной дурой, - встретила его Джек, дергая воротник свободной рукой. Это была величайшая уступка, которую ему удалось от нее добиться - черная жилетка без рукавов, но высокий воротник, казалось, приводил ее в бешенство. От другой руки, подвешенной на медицинской повязке, судя по всему, помощи было мало.
- Абсолютно.
Андерсон уже прислал Шепарду подтверждение, что Совет согласен встретиться с ним, как только Нормандия прибудет на Цитадель. Сначала он, как всегда, хотел взять с собой Гарруса и Тали, в конце концов, именно они прошли вместе с ним весь путь от начала до конца. Но потом изменил свое решение. И теперь вся группа высадки ожидала его возле шлюза во всей своей красе: гипс, костыли, бандажи и все такое прочее.
- Шепард прав, - раздался за спиной голос Гарруса, очевидно, только что вышедшего из лифта. – Совету необходимо увидеть тех, кто снова спас их задницы. А это - все мы. Может быть, на этот раз им не удастся замять это дело. Хотелось бы только, чтобы мы достойно представили наш экипаж там у них в офисе.
Шепард улыбнулся.
- Лучше не скажешь, Гаррус.
- О’кей, мы причаливаем. Удачи, Коммандер, - пожелал Джокер в интерком.
Бронированные плиты палубы чуть дрогнули под ногами - Нормандия вошла в док, и ее захватили магнитные ловители. Снаружи послышался знакомый звук выкатывающегося портала, который пристыковался к их воздушному шлюзу. Медленно ползли секунды, наконец, загорелся зеленый огонек, и все по очереди прошли в шлюз. Шепард почувствовал, как пальцы Тали стиснули его локоть.
- Как ты себя чувствуешь? Чаквас сказала, что ты быстро восстанавливаешься, но… - протянула кварианка с беспокойством.
Ответить Шепард не успел, сзади раздался низкий громыхающий смех. Он обернулся и увидел трясущиеся плечи Гранта, его губы искривились в усмешке, которая кому-то другому могла вполне показаться устрашающей. Подумать только, до чего довела его жизнь, если вид смеющегося крогана доставлял ему реальное удовольствие.
- Ты чересчур беспокоишься, кварианка. Шепарда не могут убить ни повседневные заботы, ни пара старых ран. Все великие воины умирают на поле боя, стоя на костях своих врагов.
- Это только самые известные воины, Грант, - негромко заметил Тейн. – По-настоящему великие умирают в тихом созерцании, размышляя обо всех поражениях, которые им пришлось пережить.
Шепард поднял руку, другую положил на талию Тали и оставил ее там.
- А если ни то и ни другое? Вообще-то, я намерен прожить еще долго. Слишком многое еще нужно сделать.
Автоматика шлюза, наконец, закончила цикл; дискуссия о жизни и смерти прервалась, и двери открылись, выпуская их наружу. Сразу же со всех сторон лавиной хлынули знакомые образы и звуки Цитадели: тысячи голосов, говорящих одновременно, жужжание и попискивание электроники, и это все было так обыденно, особенно после всего, через что им пришлось пройти. Шепард указал на станцию высокоскоростного сообщения.
- Сегодня никаких лифтов. Не думаю, что кому-то из нас понравятся долгие прогулки.
- Это точно. Чем меньше прогулок, тем лучше, Коммандер, - отметил Джейкоб, выходя из шлюза. Его правая нога до самой ступни была закована в полимерный гипс, и он передвигался на костылях.
Когда группа добралась до терминала, дальнейшее руководство процессом взяла на себя Миранда. Со своей обычной деловитостью она распределила народ по карам и убедилась, что все, а особенно такие, как Джейкоб, разместились удобно. Шепарду вместе с Тали и Гаррусом оставалось только ждать, позволив ей делать то, что у нее отлично получалось. Шепарда позабавила неожиданная мысль о том, что вот именно сейчас Миранда больше напоминала курицу-наседку, чем неприступную снежную королеву. Всего пару месяцев назад ничего подобного не было и в помине, и вот явный переизбыток тяжелых, смертельно опасных испытаний, наконец, разрушил окружавший ее ледяной панцирь…
- Да, все вместе мы являем собой то еще зрелище. Хотя, конечно, оно могло бы быть еще более внушительным, если бы большинство из нас не выглядели так, будто только что сбежали из больницы, - прокомментировал Гаррус.
- Ты же сам сказал, Совет должен увидеть тех, кто в очередной раз спас их задницы, подозревали они об этом или нет. Они там слишком долго витали в облаках и уже начали забывать, на что похожа война, - ответил Шепард.
Кварианка постучала пальцами по его помятой и поцарапанной нагрудной пластине.
- Именно потому ты надел это?
Шепард опустил голову и посмотрел на свою бронированную грудь. Он размышлял над этим еще в каюте, как и о том, какой эффект это может произвести, и наконец решил: если они собираются сделать серьезное заявление, сдерживаться не следует. А эта броня, которая, как сказала однажды Тали, делала его похожим на бален’зора – рыцаря, теперь выглядела далеко не так величественно. Ее серебристую поверхность почти сплошь покрывали ожоги и царапины, и даже несколько кусков шрапнели, которые попали в нее и не смогли пробить защиту, так и остались торчать там и сям… Не говоря уж о, том что были места, где броня все-таки не выдержала, и разрывные пули пробили ее насквозь.
- Она свое дело сделала. Я все еще жив. И, в любом случае, она служит лишним доказательством того, что мы не явились из видео-боевиков и не похожи на героев с прилизанными волосами и удачно расположенными грязными пятнами, - ответил Шепард, и Тали обвела пальцами вокруг отверстия от заряда, пробившего среднюю часть брони.
- Я знаю. Наверное, я просто не люблю об этом вспоминать.
- С завтрашнего дня ты ее больше не увидишь. Эта броня износилась… даже с такими техническими наворотами, какие у нее были, чинить ее больше нет смысла.
- Смотри на это по-другому, Тали, - вставил Гаррус, когда они, наконец, стали усаживаться в последний аэрокар. – Теперь ему придется завести новую броню, так что ты сможешь по многу раз его раздевать, пока он к ней не привыкнет.
Тали метнула в турианца взгляд, который казался почти материальным предметом, но Гаррус уже спасся во внутренностях аэрокара и вид у него был самый, что ни на есть самодовольный. Кварианке оставалось только покачать головой и последовать его примеру.
- Бош’тет!
Шепард не удержался от улыбки.
__________________________________

Дорога до Президиума была недолгой. Несмотря на то, что Шепард уже не раз бывал здесь с тех памятных дней охоты на Сарена, обширное открытое пространство всегда поражало его. Правда, тогда все здесь было немного… ярче что ли, но и сейчас это место не растеряло свой царственный вид. За спиной у Шепарда изумленно присвистнула Джек.
- Ни хрена себе! Представляю, что за типы здесь живут. Держу пари, они точно задохнуться, если спустятся в нижние районы к таким грязным беднякам, как мы.
Легион повернул голову в сторону бывшей заключенной.
- Общее содержание кислорода на этом уровне выше на ноль целых и три десятых процента. Однако пригодная для дыхания атмосфера поддерживается на всех уровнях, это одно из основных условий существования органической жизни.
- Это такое образное выражение, ржавая ты железяка, - огрызнулась Джек.
Гет опустил голову вниз, оптический блок методично просканировал корпус, после чего снова повернулся к ней.
- На данной платформе не выявлено признаков ржавчины.
- Ну, блин! – всплеснула рукой Джек.
Молчавшая до этого Миранда ускорила шаг и поравнялась с Шепардом.
- Я все-таки сомневаюсь, что брать с собой Легиона это хорошая идея.
- И это после того раза? Когда они в один голос утверждали, что Властелин – это «создание гетов»? Ну, нет, я не собираюсь упускать такой шанс, - возразил он. – И потом, та девушка на таможне даже и не поняла, что он такое. Решила, что просто «синтетический помощник» для моей знаменитой задницы.
- Геты не ставят себе целью умышленный шпионаж, - снова произнес Легион, выделив голосом слово «умышленный», также, как он делал это и раньше.
- Не волнуйся, Легион, я тебе верю.
К радости Джейкоба и громко возмущавшегося Заида пешая прогулка к офису Андерсона оказалась совсем короткой. Дверь открылась, и на пороге показался сам хозяин офиса, на лице которого застыла смесь удивления и беспокойства при виде потрепанной брони Шепарда и его многочисленной свиты. Но он все же поспешил навстречу и крепко пожал протянутую руку.
- Шепард! Не сочти за оскорбление, но ты выглядишь, как сам дьявол, и потом… сколько же народу ты привел с собой?
- Длинная история, Капитан. Это - моя команда. Так что, Совет готов встретиться с нами?
- Готов. И я полагаю, они тоже чертовски удивятся, - сказал Андерсон и шагнул в сторону.
Члены команды прошли в просторный офис, по очереди здороваясь с Советником. Грант оценивающе смерил Андерсона взглядом, похоже, он присматривался к нему, как к потенциальному сопернику, но немедленно вмешалась Самара, представилась сама и увела крогана вглубь комнаты. Независимо от того, был ли Грант взрослым или нет, он олицетворял вызов одним своим видом. Шепард даже подумал, а не слишком ли много историй он рассказывал крогану о своем бывшем капитане.
- Как бы мне хотелось услышать всю историю из первых уст, Шепард, но лучше не заставлять Совет ждать, - сказал Андерсон и, шагнув к столу, нажал светящуюся кнопку.
Пространство перед ними задрожало, и появились три знакомые голограммы остальных членов Совета в их обычных официальных одеждах. Даже неизбежный голубоватый оттенок изображения не помешал Шепарду заметить выражение шока на лицах Советников. Как обычно, Тевос, Советник от азари, заговорила первой.
- Коммандер Шепард, это просто невероятно. Сначала мы получили отчет, что сработал ретранслятор Омега-4, а затем с вашего судна поступил запрос о встрече. Я полагаю, между этими двумя событиями есть связь?
Шепард шагнул вперед и остановился, сложив руки за спиной в свободной позе и стараясь не обращать внимания на боль в ребрах.
- Самая прямая. Два дня назад мой корабль и моя команда прошли через ретранслятор Омега-4 и проникли в галактическое ядро. Там мы нашли и уничтожили реальных виновников исчезновения человеческих колоний: Коллекционеров. Слуг Жнецов и единственно ответственных за похищения людей из колоний Горизонт, Путь Свободы и других.
- Коллекционеров? Это смелое заявление, Коммандер, даже для вас, - сказал саларианец. – На протяжении столетий мы имели о Коллекционерах как о расе только самую минимальную информацию. После того, как в СМИ просочились записи о нападении на колонию Горизонт, высказывались предположения об их вмешательстве, но ничего не подтвердилось.
- И именно потому нам предлагается лицезреть всю эту публику? – Советник Спаратус повел рукой в сторону собравшейся группы. – Чтобы они подтвердили вашу новейшую эскападу на тему «Жнецов»?
Шепард почти физически ощутил нарастающее напряжение у себя за спиной, услышал легкий скрип зубов Джек и глухое рокотание в груди Гранта. Даже у Самары вырвался звук неодобрения, но замер где-то в горле. Шепард нахмурился, покачал головой и посмотрел на турианца в упор. Несколько мгновений они пристально смотрели друг другу в глаза, и гребень у турианца начал медленно подниматься вверх.
- Нет, - сухо ответил Шепард и, отведя взгляд, посмотрел на весь Совет в целом. - Что касается подтверждения, то у меня и без того есть все «подтверждения», которые вам нужны. Коллекционеры мертвы, мы прошли через ретранслятор Омега-4. Мы обнаружили их базу – огромную космическую станцию, защищенную силовыми масс-полями и окруженную обломками тысяч мертвых кораблей. Я и моя команда проникли на борт этой станции, освободили мой экипаж и взорвали ее к чертовой матери… вместе со Жнецом, которого они создавали там, внутри, из органических компонентов, материалом для которых и служили похищенные колонисты.
Не оборачиваясь, он ткнул пальцем через плечо.
- Эти ребята пришли сюда не для того, чтобы поддерживать меня – я вполне могу справиться и сам. Они пришли сюда потому, что заслужили это. Потому, что все они рисковали своими жизнями, проливали свою кровь, пот и слезы, чтобы покончить с угрозой, которую все вы так быстро объявили «внутренним делом человечества». У каждого из них на всю жизнь останется отпечаток от этого богом проклятого места. А теперь, я думаю, наступила ваша очередь хорошенько посмотреть на тех, кто сделал то, что вам не под силу.
Спектр достал из бокового кармана планшет и швырнул его на стол, в наступившей тишине пластик загремел преувеличенно громко. Присутствующие реагировали по-разному. Андерсон смотрел с одобрением и даже некоторой долей уважения, это началось после той череды событий, начавшихся два года назад. Спаратус судя по всему придерживался диаметрально противоположного мнения, как он поступал всегда. Вся его фигура выражала едва сдерживаемое презрение. Реакцию двух других Советников прочитать было труднее, но наконец, на лице Тевос промелькнула искра понимания, когда она внимательнее пригляделась к помятым и израненным спасителям.
Как и ожидалось, Спаратус быстро овладел собой.
- Впечатляющая речь, Коммандер. Но я по-прежнему не в состоянии понять, как это должно заставить меня думать, что Властелин – это представитель расы разумных машин-убийц, а не инструмент гетов. Какие доказательства у вас есть, кроме вашей самоуверенности?
Доказательство объявилось само собой, Шепард так и не успел сформулировать ответ. Легион шагнул вперед из-за Самары и Гранта и встал рядом с Коммандером. Советники изумленно выдохнули, все разом. По-видимому, присутствие платформы гета до сих пор ими замечено не было.
- Властелин – не создание гетов. Старые машины – враги сообщества гетов. Мы не располагаем такими инженерными и конструктивными возможностями. Никто и никогда не получал никакой информации в пользу подобного предположения. Это умозаключение нелогично.
- Вы с ума сошли, Шепард? Вы притащили гета на Цитадель? В Президиум? Вас нужно лишить статуса Спектра и немедленно арестовать! – зашипел турианец.
- Потому что я подвергаю опасности общественность, притащив сюда гета? Или потому, что он ставит под сомнение вашу официальную версию? – возразил Шепард.
- Коммандер, - начал саларианец, пресекая дальнейшие возражения Спаратуса. – Это весьма… неразумно. Я допускаю, что вы сами считаете этого гета в некотором роде… дружелюбным, но вы должны понимать, что для него проникнуть в средоточие нашего правительства – это всего лишь вопрос времени?
- Геты не шпионят, - твердо заявил Легион, и Шепард мог поклясться, что расслышал нотки раздражения в обычно ровно смодулированном голосе гета.
Самара сделала шаг вперед вслед за синтетиком и положила руку на его плечо.
- Мое имя Самара, я следую Кодексу Юстицаров и поклялась помогать Коммандеру в его миссии. Если вы не можете поверить слову того, кто является вашим собственным агентом, тогда поверьте моему. Я неоднократно сопровождала Коммандера Шепарда и видела его и этого гета в бою. В целях и действиях их обоих не было ничего другого, кроме защиты жизни – синтетической и органической.
Шепард с благодарностью кивнул Самаре и вновь обратился к Совету, указывая рукой на планшет на столе Андерсона.
- Помимо других данных на этом планшете вы найдете подробные сканы уничтоженного нами Жнеца, сделанные на нашем оборудовании. А еще данные о Коллекционерах как о расе, и о том, что лежит за ретранслятором Омега-4, а также огромное количество другой информации, добытой из электронных архивов базы перед тем, как мы ее разрушили.
В конце концов вам придется поверить, хотите вы того или нет. И не говорите, что я не принес вам доказательств. Однажды я уже спас этот Совет ценой сотен человеческих жизней. В руках Коллекционеров погибло в тысячи раз больше потому, что никто ничего не предпринимал. В результате понадобилась команда непредубежденных людей: преступников, охотников за сокровищами, разочаровавшихся солдат и патриотов – и помощь террористической организации, чтобы дело было сделано. Вы можете называть это, как хотите, но советую никогда не забывать об этом!
Он круто повернулся и направился к двери, махнув рукой остальным. Честно говоря, он и не ожидал от этой встречи большой пользы, по крайней мере, вряд ли ему удалось кардинально изменить их мнение, но он чувствовал, что обязан был сделать последнюю попытку. А теперь пусть они поступают с этой информацией, как хотят, но пусть не говорят, что их никто не предупреждал о том, что грядет. За спиной Шепарда раздался голос Советника-азари, заставив его остановиться и обернуться.
- Все, что мы делаем, направлено на защиту мира и стабильности всей галактики, Коммандер. И мы далеко не совершенны, - примирительно сказала Тевос, остановив Спаратуса суровым взглядом. – Мы пересмотрим ваши заявления в свете новой предоставленной вами информации. В любом случае, кажется, мы снова в некотором роде обязаны вам и вашей команде и приносим нашу благодарность за ваш риск и мужество. Я распоряжусь, чтобы ваше судно получило необходимый ремонт. А медицинские клиники Цитадели окажут любую помощь вам и членам вашего экипажа.
Саларианец осторожно кашлянул.
- А-хм… мы тут просили вас, чтобы вы не позволяли гету бродить по станции. Но если слова Юстицара достаточно чтобы убедить Советника Тевос в его намерениях, тогда для меня этого тоже достаточно. Единственное – если кто-нибудь распознает кто он такой, это может вызвать панику среди населения.
- Благодарю, Советник. Я сделаю все, что смогу. Но поторопитесь с пересмотром информации. Надвигается буря… и если мы собираемся выжить, единственный шанс для нас – держаться вместе.
Встреча подошла к концу, Шепард кивнул Андерсону и направился к выходу, его команда последовала за ним. Может, стоило быть менее резким и не идти на открытую конфронтацию, но боль и долгие месяцы напряжения, не говоря уж обо всем этом инциденте с его смертью и воскрешением, сделали Шепарда чуть менее терпеливым, чем он был когда-то. Теперь наступила очередь Совета принимать правильное решение.
- И что теперь, Шеп? – спросила Касуми, когда они оказались снаружи и остановились на площадке с видом на сверкающее искусственное озеро Президиума.
- А теперь выпивка. Много выпивки, - высказался Заид.
- А что, Заид подал хорошую идею, - согласился Шепард и услышал в ответ хор удивленных голосов.
Он поднял руки, опережая лавину вопросов.
- Не то, чтобы в прямом смысле - выпивка. Но мы все побывали у черта на рогах и вернулись обратно. Как только мы вернемся на Нормандию и проясним ситуацию с ремонтом, я даю всему штатному экипажу и группе высадки увольнительную. Необходимый персонал будет меняться, так что возможность отдохнуть получат все.
- А что же Жнецы? Мы же не знаем точно, сколько времени им потребуется, чтобы добраться до пространства Совета, не пользуясь Цитаделью как ретранслятором, - задала вопрос Миранда.
- Если они появятся через неделю, тогда мы в любом случае ничего не сможем с этим поделать. Но они все равно придут, и я предпочитаю к тому времени иметь в своем распоряжении не разбитую, а отдохнувшую команду, - криво усмехнулся Шепард. Немного помолчал и продолжил.
- После всего, что мы сделали, я не собираюсь никого просить остаться. Наша миссия завершена, и каждый из вас сделал несравнимо больше того, чем требовало от него чувство долга. Но я не стану вам лгать… когда Жнецы доберутся сюда, в каждой обитаемой системе этой галактики наступит ад кромешный. И если кому-то захочется получить хоть какой-то маленький кусочек счастья, пока этот день не настал, я не вправе вас за это осуждать. Для меня было честью служить с каждым из вас.
Повисла долгая пауза, члены команды обменивались взглядами, качали головами и перешептывались. Наконец, Мордин, оглянувшись на остальных, сказал:
- Время – исключительно бесценный дар. Но ставки слишком высоки. Я бы остался на борту Нормандии. Делать, что могу. Думаю, что выражу мнение всех: как-то не верится, что наша миссия завершена.
Головы согласно закивали в ответ, и даже Легион повторил вслед за всеми этот очень несинтетический жест. Несмотря на то, что все эти годы Шепард оставался их командующим офицером и лидером, он, оказывается, никогда не понимал, как он заслужил такое исключительное доверие. Похоже, он никогда не сможет просто так остаться в стороне от своей такой странной и опасной семьи.
- Да и вообще, то смехотворное жалование, что платит мне Цербер, все равно не будет стоить ломаного гроша, когда объявятся Жнецы и подожгут все нахрен, - добавил Заид. – Черт побери, а спасение галактики звучит здорово, вполне достойный способ уйти в отставку.
- Похоже, ты от нас просто так не отделаешься, Босс, - ухмыльнулся Гаррус.
Шепард рассмеялся в ответ, шагнул вперед и, обхватив друга за плечи и обняв другой рукой Тали, мотнул головой в сторону транзитного терминала.
- Да я бы ни за что на свете на это не согласился. А теперь, айда на Нормандию, разберемся с делами, а потом с чистой совестью сможем прокутить смехотворное жалование Заида в самом шикарном баре Цитадели!
- Ого!

От переводчика: Это свершилось! Я возвращаюсь вместе с "Темным свидетелем". Привет всем и приятного прочтения.

@темы: м!Шепард, Фанфикшен, Фанфик закончен, Тали, Переводы, Перевод в работе, R, Mass Effect, Adventure, Action