12:34 

Избранный среди павших (Chosen of the Slain). Главы 1-6 (из 24).

Ain`t no rest for the wicked
Оформление одобрено модератором

Название: Избранный среди павших
Оригинальное название: Chosen of the Slain
Автор: SageQueen
Переводчик: Sapphire1984
Ссылка на оригинал: (оригинал тут)
Категория: Mass Effect
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: фем!Шепард/Кайден, персонажи Mass Effect 1-2
Жанр: Romance, Drama, Het, Angst
Аннотация: Валькирия Шепард разрывается между долгом, честью, любовью...и смертью. В то же самое время Цербер, будь он проклят, замышляет свои темные делишки. Продолжение истории, начавшейся в "Валькирии" и охватывающей события между МЕ1 и МЕ2.
Примечание: Вторая часть трилогии про Валькирию Шепард. Первая часть выложена здесь.
Статус: завершен
Статус перевода: в процессе

Другие части:
Избранный среди павших (Chosen of the Slain). Главы 1-6
Избранный среди павших (Chosen of the Slain). Главы 7-12
Избранный среди павших (Chosen of the Slain). Главы 13-18
Избранный среди павших (Chosen of the Slain). Главы 19-24

Глава 1. Конец.

(Начало конца)


Кайден ничего не почувствовал.

Он всегда полагал, что если Шепард погибнет, он сразу же это почувствует.

Конечно, это не то, о чем он постоянно думал. Просто он знал это еще с первого момента их встречи, он ощутил ее биотическую энергию, похожую на изящный электрический огонь. Всякий раз, когда она была рядом, он мог ощущать ее присутствие, ее энергию. И поскольку он редко отсутствовал на ее миссиях, это означало, что он почти постоянно мог чувствовать ее.

За все их совместное время было всего два раза, когда ее энергия давала сбой, два раза, когда он думал, что она погибла. Первый раз произошел во время миссии на Иден Прайм, когда она дотронулась до того странного протеанского маяка, из-за чего она пролежала в коме несколько часов. И он также вызвал у нее видения, поведавшие ей о жнецах – древней расе разумных машин, целью существования которых было уничтожение разумной жизни в галактике. Второй раз случился во время битвы за Цитадель, когда Шепард остановила вышеупомянутого жнеца и едва не погибла в результате взрыва.

Оба раза Кайден почувствовал, что она на грани смерти, когда ее биотическая частота начала слабеть. Оба раза у него буквально кружилась голова от чувства облегчения, когда она оказывалась живой и возвращалась к нему.

Где-то в глубине души Кайден предположил, что если с Шепард что-нибудь случится, он сразу же узнает об этом. И вместе с этим невысказанным, непризнанным предположением была надежда, что если он ее и потеряет, то это будет в старости, спустя много, много лет совместной жизни.

Но конец пришел слишком рано.

Он почувствовал первый залп так, словно его кто-то ударил в живот. По кораблю вспыхнули пожары, и люди побежали к спасательным капсулам. Кайден же побежал искать Шепард, следуя за этими странными, биотическими узами, которые, казалось, привязали его к ней. Она была на палубе для экипажа, пытаясь отослать сигнал бедствия. Она также сражалась с пожарами, одновременно следя за тем, чтобы все, включая их пилота, покинули корабль. Как обычно, она позаботилась о безопасности всех, кроме себя.

Кайден настаивал, что не оставит ее, но она сказала ему позаботиться о том, чтобы весь экипаж благополучно добрался до спасательных капсул. Это был приказ. Кайден колебался, но все же повиновался. И в то время он не думал, что совершает ошибку. В конце концов, в этой женщине было столько власти и могущества, и она была той, кто выжил в стольких безумных ситуациях, которые ей преподносила галактика, а потом смеялась над этим, в общем, она просто не могла встретить свой конец в такой простой ситуации, как атака на ее корабль.

Только не она.

И Кайден ничего не почувствовал.

Вместо этого, он все видел. Он смотрел в иллюминатор спасательной капсулы, наблюдая, к своему ужасу, как чужой корабль, тот, который выглядел как скала, опутанная кабелями, делал очередной заход, выстреливая по Нормандии лучом яркого огня. Нормандия взорвалась, но последняя капсула успела вырваться из ее горящих останков. Сердце Кайдена быстро заколотилось.

И тогда послышался голос Джокера в коммуникаторе, который связывал все капсулы. Пилот прокричал всего лишь одно слово:

Шепард!

Последовало долгое, ужасающее молчание, когда все те, кто избежал взрыва и успел спастись в капсулах, осознали, что только что произошло. Одновременно с этим странный корабль исчез также внезапно, как и появился. Кто-то связался с Джокером и потребовал рассказать, что случилось. Этот кто-то по голосу был похож на Гарруса. Но Джокер ошеломленно молчал. Он молчал целую минуту, пока несколько голосов не накричали на него, призывая ответить на вопрос о том, что случилось с Шепард. Джокер, наконец, ответил: Шепард закрыла за ним его спасательную капсулу, чтобы оградить его от взрыва.

А затем она погибла вместе с кораблем.

Несколько человек в спасательной капсуле Кайдена нервно оглянулись на него. Под его шлемом он почувствовал, как слезы текут по его лицу, но он молчал, даже не двигался. Он полностью онемел. Как будто окружающий мир только что остановился, замер на орбите, и он просто летал в атмосфере, в пространстве, где не было света, звука и гравитации, просто…ничто. Он плыл, плыл так же, как и капсула, в которой он сейчас находился, окруженный вакуумом и тьмой.

Шепард была мертва.

И Кайден ничего не почувствовал.


Глава 2. Взгляд в прошлое: Секрет.

(Взгляд в прошлое: почти две недели на миссии по избавлению систем от сопротивления гетов, почти месяц спустя после Битвы за Цитадель; за две недели до церемонии награждения Цитадели)


«О, боже», - вздохнул Кайден, уткнувшись головой в грудь Шепард. Он вдохнул, ощущая, как запах их пота опьяняет его. Кайден все еще ощущал, как биотическая энергия текла сквозь них, вокруг них. Шепард прижалась щекой к его голове и обняла его руками.

«Ты сказал это», - ее голос был пылким и тихим. – «Но опять же, ты всегда умеешь обходиться со словами, Аленко».

Он улыбнулся и сделал еще один глубокий вдох. Их биотические барьеры спали, погружая комнату в полумрак. Он оперся рукой о стену позади нее и немного оттолкнулся от Шепард, чтобы посмотреть ей в лицо.

Она полусидела на краю узкого стола, обняв ногами его талию. Ее волосы были растрепаны: она посмотрела на него и улыбнулась.

«Ох», - произнесла она, отстраняясь от стены позади нее, - «теперь она кажется холодной».

Он притянул ее, отчего ей пришлось встать на ноги, и крепко обнял. – «Ты замерзла?»

«Когда биотика спадает, становится немного прохладно».

Он усмехнулся. – «Мы сильно разгорячились, а?»

«И даже не один раз», - согласилась она, улыбаясь. Кайден улыбнулся в ответ.

«Все немного выходит из-под контроля, когда ты рядом, Шепард».

«Признайся», - произнесла она, - «тебе это нравится во мне».

«Признаю», - сознался он. Кайден улыбнулся ей, а затем оглянулся вокруг. Повсюду был беспорядок. Их одежда была раскидана по пути от двери до стола, стулья опрокинуты, а настольная лампа валялась на полу. Единственное, что было нетронуто, так это идеально застеленная кровать Шепард. В своей спешки им не удалось дойти до нее. Вид двери заставил его внезапно вспомнить, что находится по ту сторону: корабль, полный людей – а также обязанностей и ответственности – не говоря уже об обещаниях, которые он дал сам себе…

Этот вид заставил его нахмуриться.

«Эй», - произнесла Шепард, склонив голову и обеспокоено посмотрев на него. – «В чем дело?»

«Ни в чем», - ответил он, заправляя ее локон за ухо.

«Кайден», - сказала она, внимательно глядя на него, - «Я не хотела для нас…» - Она замолчала, ее брови нахмурились. – «Я не хочу, чтобы ты был моим грязным секретом. Ты же знаешь это, ведь так?»

Он промолчал, но его лицо стало мрачным.

«Кайден…» - начала она.

«Я действительно должен…»

«Идти?» - спросила она тихо. Она знала, что нет необходимости в том, чтобы говорить тихо. Стены в каюте были толстыми, а гул двигателей добавлял конфиденциальности. Тем не менее, чувство нарастающей печали заставило ее говорить тихим голосом.

«Да», - сожалея, произнес он. – «У меня вечерняя смена в кокпите».

«Точно», - произнесла она, стараясь не выглядеть опечаленной. Но у нее не получилось.

«Шепард, ты же знаешь, что я…» - Он посмотрел на нее неуверенным взглядом. – «Ты же знаешь, что я хочу…»

«Я знаю», - вздохнула она. – «Знаю». – Кайден мгновение смотрел на нее, а затем отстранился.

«Эй», - сказала она.- «Ну же, поговори со мной».

«Здесь больше нечего добавить». – Он насупился, потянувшись к нижнему белью.

«Эй, ну посмотри же на меня, Кайден». – Шепард сделала шаг к нему и протянулась. Он поймал ее за руку и перевернул ладонью вверх, поцеловав запястье. Такой нежный жест, особенно на фоне того достаточно агрессивного секса, который у них только что был, заставил ее почувствовать острый и горький укол тоски.

«Кайден…» - пробормотала она.

«Я понимаю», - сказал он, отпуская ее руку и натягивая брюки. – «Правда, понимаю. Но ты же знаешь, что я не могу остаться на ночь. Черт, я просто надеюсь, что меня не будет так долго, чтобы я истосковался по тебе».

«Да, я знаю». – Она нахмурилась и внезапно ощутила себя голой. Вообще-то, она действительно была обнажена. Шепард залезла в шкаф и вытащила оттуда полотенце.

«Собираешься принять душ?» - спросил ее Кайден, изогнув бровь.

«Оно мне необходимо», - призналась она. – «Этого просто…не достаточно».

«Тебе…не понравилось?» - нахмурился он.

«Нет, понравилось. Кайден, да ладно тебе, ты же знаешь, что мне понравилось. Я просто хочу тебя видеть чаще, чем просто…это».

«Чем что это?»

«Чем эти…тайные встречи. Сколько уже прошло со времени двухдневного отгула? Как давно мы обходим друг друга стороной, делая вид, что мы просто офицеры, просто друзья?»

«Одна неделя, шесть дней и семь часов», - автоматически произнес Кайден.

Ее глаза расширились. – «Ничего себе. Ты что, просто…?»

«Я легко запоминаю числа и подсчитываю в уме», - пожал он плечами.

«Да, кажется это так». – Она замолчала, а затем провела рукой по волосам. – «Я помню, что мы говорили. Что мы не можем рассказывать всем вокруг, что отношения между офицерами это нормально, что правила не для нас. Это неправильно и несправедливо».

«И все же, вот они мы, ведем себя неправильно и несправедливо», - горько произнес он.

«Эй, это ты предложил попробовать встречаться в грузовом отсеке, чтобы поддерживать наши биотические навыки», - сказала она, защищаясь.

«Я просто хотел сказать тебе, что, думаю, будет намного эффективней притянуть цель прямо к себе, если планируешь ее застрелить, чем подбрасывать ее в воздух и ждать, пока она бог знает где приземлится».

«Ну, ты делал намного больше, чем рассказывал мне о биотических притяжениях», - ответила она, скрестив руки на груди, чтобы поддержать полотенце на месте. – «Скорее, показывал биотическое притяжение».

«Шепард», - насупился он, а затем застегнул брюки. – «Ты же знаешь, что я не хотел, чтобы мы снова оказались здесь».

«Разве?» - она изогнула бровь. – «Именно поэтому ты буквально втащил меня в лифт?»

«Послушай, я…» - Кайден вздохнул и опустил руки. – «Я не знаю. Шепард, я не знаю, что с этим делать. Я так тебя хочу. Я просто вижу тебя и хочу…обнять. И я не хочу волноваться о том, что нас могут заметить».

«Понимаю», - произнесла она, - «и я ощущаю то же самое».

«Если бы дело было просто…в сексе», - медленно сказал он, как будто взвешивал каждое слово, - «то думаю, было бы намного проще. Но это не так. Во всяком случае, не для меня».

«Для меня также это не просто секс», - ответила она. – «Это действительно отличный секс». – Когда он нахмурился, она покачала головой. – «Я шучу, Кайден, пытаюсь быть веселой. Очевидно, мне это не удалось. Послушай, для меня это по-настоящему отличный секс и…не только это. Ты мне дорог, очень. Черт, я даже не знаю, что тут можно сказать. Мне кажется, что мы придумываем, как выкрутиться, это изо дня в день».

«Да», - произнес он, натягивая майку и протягиваясь к ботинкам. – «И изо дня в день я чувствую себя так, словно схожу с ума».

«Ты бы предпочел служить на другом корабле?» - спросила она, не желая вытаскивать на поверхность данный вопрос, но понимая, что должна сделать это. – «В смысле, я могу устроить тебе перевод…»

«Никогда», - ответил он, отрицательно качая головой. – «Я не хочу быть вдалеке от тебя».

«Хорошо, тогда…»

«Мы что-нибудь придумаем», - сказал он, присаживаясь на край ее кровати, чтобы надеть носки и ботинки. – «Обязательно придумаем. Я просто…если бы у меня только было больше силы воли, когда дело касается тебя».

«Кайден», - ответила она, - «у тебя самая большая сила воли среди людей, которых я встречала».

«Да, но не тогда, когда дело доходит до моих чувств к тебе. Тогда нет».

«Мы в странном положении», - сказала она ему. – «Все дело в этом. Мы профессионалы, но мы стали близкими друг для друга. Я твой командир, но думаю о тебе как о равном. Мы должны искать гетов, но мы оба знаем, что это пустая трата времени, потому что настоящей угрозой являются жнецы. И у нас практически не было увольнительной, прежде чем нас отослали на эту миссию по-пустому-убиванию-времни».

«И технически, мы оба под действием устава Альянса по поводу близких отношений среди офицеров, но ты Спектр, ты на самом деле не попадаешь под их юрисдикцию. Однако я попадаю».

«Ну, я тоже. Я все еще имею отношение к Альянсу».

«Да». – Теперь он был полностью одет и стоял перед ней.

«Кайден», - сказала она, протянув к нему руку, но не касаясь его. – «Я хочу этого. Как бы мы все не устроили, я хочу этого. Я хочу тебя».

«Я знаю, Шепард», - ответил он, - «Мне просто…надо возвращаться к работе».

Нахмурившись, он покинул каюту коммандера.


Глава 3. Голоса.

(В спасательных капсулах)


Кайден видел, как будто со стороны, что подключает свой инструментон к системе связи спасательных капсул. Он видел, как перенастраивает частоту, чтобы подсоединиться к ближайшему маяку. Он слышал, что его голос наговаривал послание в систему, четко и холодно, как и звезды, мерцающие вдалеке.

Говорит лейтенант Кайден Аленко с фрегата Нормандия. Мы подверглись нападению неизвестного судна. Наш командир…мертв.

Он едва вздрогнул, а затем почти пришел в себя, но, каким-то образом, он смог отсоединиться от человека, который скорбел, от человека, который был потрясен случившимся, а его голос просто продолжал дальше.

Мы запрашиваем срочную эвакуацию. Выжило около пятидесяти человек. Возможно, требуется медицинская помощь для людей и других видов.

Он продолжал говорить все тем же мертвым голосом, указывая их местоположение, их траекторию, и прочую информацию, которая у него была по атаке. Он никогда ранее не был так рад, что на нем сейчас шлем. За ним он мог спрятать человека и стать просто пустой оболочкой.

Когда Кайден закончил, он потребовал доклад от каждой капсулы.

Черт возьми, Джокер. Почему ты просто не мог выполнить приказ? Гаррус сказал именно то, что человек внутри Кайдена не смог бы заставить себя сказать сам.

Заткнись, турианец! Я не просил приходить за мной и вытаскивать с корабля.

Ты сволочь! Ты должен был догадаться, что она…

Заткнитесь оба, хватит.
Голос Кайдена, который был всегда тихим и расслабленным, превратился в лед, так характерный для командира, которого они только что потеряли. Последовала пауза, после которой еще один голос дрогнул в коммуникаторе.

Кайден, мне так жаль.

Слишком мягкий голос Лиары, полный слез, был для него невыносим.

У нас нет времени, чтобы разбираться с этим, вынудил он ее замолчать.

Но она может быть все еще там, настаивал мягкий голос. Для человека внутри него это было подобно стенанию, словно песнь сирены. Джокер, ты сказал, что ее отбросило взрывной волной? Возможно, она все еще там, просто без сознания.

Никак нет
, последовал ответ, у нее была утечка кислорода. И ее отбросило прямо в атмосферу в одной броне…

Заткнись!
Отрезал человек внутри Кайдена. Эта фраза вырвалась из его рта. Наступила внезапная тишина в коммуникаторе. Тогда пустая оболочка снова взяла верх.

Мы не можем сидеть и делать предположения. Не сейчас. Мы застряли в капсулах до тех пор, пока нас не спасут. Как только нас подберут, мы сможем поискать…

Он не мог произнести это.

Все это время он называл ее ‘Шепард’, хотя он никогда не должен был обращаться к ней по имени. Перед экипажем он называл ее ‘коммандер’ или ‘мэм’, хотя эти названия не были даже близки к тому, какое уважение он к ней питал.

И сейчас он просто не мог выговорить что-то из этого.

Он даже не мог произнести ‘тело’, или ‘выживших’, или ‘погибших’. Потому что, на самом деле, что он мог сказать? У нее была утечка кислорода, и ее отбросило прямо в атмосферу планеты в одной броне. Она погибла.

Мы поищем, как только появится такая возможность, произнес он.

Но, даже сказав это, он знал, что они ничего не найдут.


Глава 4. Взгляд в прошлое: Поминальная служба.

(Взгляд в прошлое: поминальная служба в Президиуме, четыре дня спустя после Битвы за Цитадель)


Гимн закончился, и в толпе наступила тишина. У молодой женщины был красивый голос. Шепард была поражена, что Эбби Уильямс удалось завершить песню. У нее в глазах блестели слезы все время, пока она пела. Подобные слезы были в глазах у каждого, кто собрался здесь.

Это была странная песня, подумала Шепард. Слова были такими чистыми в своей уверенности, надежде, но мелодия была тоскливой, скорбная песнь в минорной тональности. Она звучала также неясно, как и чувства Шепард.

Вся служба была противоречивой. Ее проводили на открытом пространстве под небом Президиума. Птицы пели на близлежащих деревьях, а прохожие оглядывались с любопытством на происходящее. Два гроба стояли на небольшой сцене: один предназначен для сержанта Эшли Уильямс, другой – для капрала Ричарда Дженкинса. Оба были пусты.

Тело Дженкинса было отправлено домой почти четыре месяца назад, но, поскольку времени на подобающую поминальную службу не было, ее решили провести вместе со службой по Эшли. Ее семья, казалось, не возражала. Женщины Уильямс сидели около сцены с каменными лицами, так похожими на Эшли, что Шепард едва могла смотреть на них.

Служба была проста. После того, как Эбби спела гимн, Андерсон сказал небольшую речь, а затем и Лиара. Слова азари были очень хороши, подумала Шепард. Когда, наконец, наступила ее очередь, Шепард направилась к трибуне. Она все еще немного хромала. Прошло всего несколько дней с момента, когда она сломала половину своих ребер.

Поднявшись на сцену, она оглядела собравшихся. Здесь был экипаж Нормандии, так же как и пресса – она нахмурилась от этого – несколько саларианских агентов ГОР стояли позади, а горстка политиков сидела в первых рядах. Шепард набрала побольше воздуха в легкие. Если ей когда-нибудь и нужен был ее бойкий язык, то сейчас самое подходящее время.

«Эшли была чертовски отличным солдатом», - начала она, а потом вздрогнула. Не успела сказать первое предложение, как уже появилось ругательство в нем. Ее самообладание явно ослабло за эти дни. – «Она присоединилась к нам на Иден Прайм и помогла спасти колонию. Она была важной частью нашей команды в миссии против Сарена, гетов и жнецов». – Шепард заметила, как некоторые политики нахмурились при упоминании об этом, и она задалась вопросом почему.

«Но самое главное, Эшли была хорошим другом и всегда могла заставить всех рассмеяться. Она была из тех, кто заставляет вас наслаждаться каждым моментом вашей жизни. На миссии, которая может закончиться смертью в любой момент, это значит чертовски много».

Черт, подумала она. Я опять выругалась. Успокойся, Шепард. Она сделала глубокий вдох.

«В какой-то момент нашей миссии мы оказались в опасной ситуации. Боюсь, что подробности засекречены», - она сказала это для прессы, а потом вдруг сердито посмотрела в их сторону, - «но в итоге мы оказались отделены от Эшли, и она осталась позади». – Нет смысла объяснять ее собственный выбор в этом вопросе. Прессе этого было вполне достаточно, чтобы раздуть из целую историю об Эшли, внучке одного из самых известных солдат в истории Альянса.

«Последними словами Эшли было то, что она ни о чем не жалеет. И еще то, что она хотела, чтобы мы позаботились друг о друге, так же как она заботилась о нас всех».

Ее голос дрогнул на последних словах. Шепард едва поверила в это, поскольку никогда не плакала ранее. Она откашлялась и продолжила.

«Так что спасибо, Эш, где бы ты сейчас не находилась, и знай, что мы намерены исполнить твой завет и беречь друг друга».

Она кивнула толпе, а затем направилась к своему месту под вежливые аплодисменты.

«Хорошо сказано», - прошептал ей на ухо Кайден, когда она села. – «Эш гордилась бы».

«Она бы закатила глаза на весь этот вопиющий пиар-ход», - ответила Шепард. – «Но да, почему бы и нет».

Последовала очередная речь, на этот раз от адмирала Киррахе, который описывал храбрый бой Эшли вместе с ним и его командой. Это было невероятно скучно, и Шепард в итоге отвлеклась. Она посмотрела на семью Уильямс. Они были так же сильны, как и Эшли. Слезы стояли в их глазах, но каждая из них гордо держала свою голову. Служба закончилась «Улисс» Теннисона, и только после этого Шепард заметила, как у них из глаз потекли слезы. Она отвернулась.

Когда церемония закончилась, Шепард подошла к семейству Уильямс. Она чувствовала, что обязана объясниться с ними, но не знала, что сказать. В конце концов, она сказала не много. Говорила мама Уильямс, рассказывая о том, как много значило для Эшли то, что она служит на борту Нормандии. Шепард кивнула, а затем откашлялась.

«Ваша дочь была одной из лучших, кого я знала, миссис Уильямс», - сказала она. – «Это была честь служить вместе с ней».

«Для меня тоже была честь, что я знал ее», - ответила женщина. Она пожала руку коммандера с такой непосредственностью, какую Шепард уважала. Она разделила подобное рукопожатие с каждой дочерью женщины, и, больше не зная, что и сказать, кивнула им и направилась прочь.

Как только Шепард покинула небольшое сборище людей, кто-то пошел за ней. Ей даже не нужно было оглядываться, чтобы знать, что это Кайден.

«Ты не сказала ей…» - начал он, но осекся.

«Что это была я, кто выбрал оставить ее дочь, чтобы спасти тебя?» - тихо спросила Шепард. – «Нет».

«Да», - сказал он также тихо. – «Полагаю, это не то, что нужно говорить матери погибшей».

«И чтобы из этого вышло?» - спросила Шепард. – «Я сделала то, что должна была сделать. Сарен вынудил меня сделать выбор. И я все еще считаю, что мои объективные причины спасти тебя, пустой звук».

«Что?» - потряс головой Кайден. – «Потому что мы были…»

«Потому что ты был офицером, медиком, биотиком, и ты был в то время в моей группе. Ты должен был обеспечить работоспособность бомбы, и ты оказался под огнем. Если бы у меня не было других причин, в общем… Это не то, о чем нужно рассказывать ей. Это лишь расстроит ее. Я не сделала ничего плохого, и мне не нужно освободиться от вины, Кайден. Мне будет не хватать Эш, но поднятие этой темы не поможет никому».

Кайден кивнул. Сталь в голосе Шепард сказала ему все, что нужно было знать. Она скучала по Эшли, но она не собиралась показывать насколько сильно никому, кроме него – и особенно семье Эш.

Они шли по дорожке из белого металла в тишине. Через некоторое время Кайден откашлялся.

«В общем, эм…» - начал он неуклюже. – «У тебя хороший голос. Я и не знал, что ты можешь петь».

«Ах, спасибо», - ответила Шепард. – «Религиозное воспитание. Приходит вместе с местожительством. И оно включает в себя очень много пения».

«Именно поэтому ты знала эту песню? Казалось, больше никто ее не знал, но ты подпевала».

«Разве?» - моргнула она. – «Я даже не заметила».

«Да», - нахмурился он. – «Это было довольно…странно».

Шепард усмехнулась. – «Большинство верующих такие», - согласилась она.

«Я имел в виду песню, а не…веру Эш».

«Я знаю, что ты имел в виду, Аленко. Но иногда странными бывают и песня, и верующий. Но, думаю….в общем, думаю, Эшли в порядке, где бы она не была сейчас».

«Да», - пробормотал он. – «Думаю, так и есть. Я просто хочу…чтобы все получилось иначе, и она бы была жива».

«Я тоже», - ответила Шепард. Они оба молчали примерно минуту, и тогда Кайден вздохнул.

«Что ж», - сказал он, - «думаю, мне лучше вернуться на корабль».

«Почему?» - нахмурилась Шепард. – «У нас увольнительная на весь день».

«Ну», - его губы сжались в тонкую линию, - «я не уверен, что вы хотите провести со мной оставшееся время, мэм. У вас не было возможности хорошо отдохнуть в эти дни…»

«Кайден», - Шепард замерла на середине шага. – «Не надо».

«Не надо что?»

«Не отстраняйся от меня. Ты мне нужен, понимаешь? Мне нужен мой друг…» - она замолчала.

«Просто друг?» - Он тоже остановился и неуверенно посмотрел на нее.

«Нет, больше чем друг». – Она улыбнулась, хотя и несколько грустно. – «Мы стали любовниками, если помнишь». – Слова прозвучали непривычно для ее ушей. Сказав это вслух, она почувствовала реальность этого, а не ощутила, что это очередной мечтательный сон, вклинивающийся в перерывах между ее кошмарами.

«Это так», - ответил Кайден. Он уверенно посмотрел на нее. – «Куда ты клонишь, коммандер?»

«Шепард, Кайден. Для тебя всегда Шепард». – Она нахмурилась. – «Послушай, мне казалось, что мы обсуждали, что когда у нас будет увольнительная…»

«Но у нас короткая увольнительная. Как только Нормандию отремонтируют, мы отправимся на поиски жнецов и ответа, как остановить их».

«Это правда», - вздохнула она. – «Может, в следующий раз галактику спасет кто-то другой?»

Он усмехнулся. Они стояли молча некоторое время, а затем, по молчаливому согласию, пошли дальше.

«Не плохо было бы, если бы это был кто-то другой», - согласился спустя некоторое время Кайден. – «Я хотел бы взять тебя с собой в Ванкувер. В смысле, в отпуск».

«Ванкувер?»

«Да», - Кайден почесал затылок. – «Там живет мой отец, хотя тебе и не нужно знакомиться с ним, если не хочешь. Мы могли бы просто…эм… В общем, у меня есть приятель, который работает в лесном заповеднике неподалеку. Он…знает одну хижину, которая раньше была пожарной сторожевой башней. Она на вершине холма, где нет ничего, кроме океана деревьев вокруг, и если ты…не против остановиться там».

Шепард посмотрела на него и улыбнулась.

«В смысле, там можно устроить также походы, рыбалку, если тебе нравится подобное. Это небольшой заповедник, но вокруг никого…»

«Все это время только с тобой?» - прошептала она мягко. – «Я бы с удовольствием».

«Это может быть еще не скоро», - сказал ей Кайден.

«Ничего. Тогда я с нетерпением буду ждать этого. Это еще одна причина остановить жнецов. Мне нужно проследить, чтобы с этой хижиной ничего не случилось».

Кайден широко улыбнулся ей, и Шепард засияла в ответ. Они шли под яркими огнями Президиума, оба одетые в свою офицерскую форму, оба убравшие руки за свои спины. Если бы кто-нибудь сейчас выглянул в офисное окно, он бы никогда не догадался, что между этими космопехами Альянса есть что-то больше, чем вежливые и профессиональные отношения.


Глава 5. Спасение.

(Выживший экипаж Нормандии спасен)


Спасения пришлось ждать целую вечность.

Прошло несколько часов, прежде чем кто-то ответил на сигнал бедствия, а потом еще несколько часов, прежде чем за ними прилетели спасательные корабли. В то же самое время капсулы дрейфовали в космосе, медленно вращаясь, отчего в иллюминаторах можно было увидеть останки Нормандии и холодные звезды за ними, или шарик Алкеры под ними.

Когда эта огромная, сияющая сфера вошла в поле зрения, Кайден закрыл глаза за шлемом. Он не мог смотреть на ледяную планету, которая притянула Шепард к себе. Он едва мог смотреть на обеспокоенные лица остальной команды, которая была вместе с ним в капсуле.

Когда появились спасательные корабли, Кайден взял на себя управление спасательной операцией через коммуникатор в капсуле. Он был рад, что есть хоть что-то, чем можно занять себя. Это было намного лучше, чем просто плыть в пространстве. Работа смогла обеспечить ему твердую почву под ногами и уверенность в своих действиях. Лучше твердо стоять на ногах, чем плыть.

Когда его капсулу подняли в грузовой отсек корабля Ван Гог, Кайден был первым из экипажа Нормандии, кто ступил на палубу этого судна. Он прошел через выработанный ритуал приветствия капитана и просьбы разрешения подняться на борт. Он действовал так, словно работал на автопилоте. Кайден обратился к медикам за помощью, чтобы осмотреть экипаж на предмет ранений. Он начал работать по списку, составленному в своей голове, в котором он указал по пунктам, что необходимо сделать, что бы пришлось сделать командиру, чтобы убедиться в безопасности своего экипажа.

Ужасная часть началась, когда прибыли остальные капсулы. В тот же момент, как Лиара вышла из шлюза, она попыталась поговорить с ним о Шепард. Гаррус сделал то же самое. Кайден отмахнулся от них, его голос был холоден, как и планета, оставленная позади. Он видел боль в их глазах, но не мог заставить себя отреагировать на нее. Внутри него было слишком много своей боли. Остановиться и попытаться ослабить их раны означало, что ему придется открыть свою.

Но самый ужасный момент настал, когда появилась капсула Джокера, та самая, в которую должна была сесть Шепард. Кайден слышал, как пилот произносит его имя, затем ругается на то, что тот не желает поворачиваться к нему лицом.

Кайден не мог взглянуть на Джокера. Пилот был его лучшим другом, кроме Шепард, на Нормандии, и он просто не мог посмотреть на него. Все, что он смог, так это удержать Рекса и Гарруса, когда оба инопланетянина были готовы разорвать Джокера на части за то, что так долго оставался на корабле, за то, что вынудил Шепард пойти спасать его.

Кайден как будто со стороны наблюдал, как прерывает назревающую драку, даже если он не был способен посмотреть в глаза членам экипажа, он все еще мог говорить с ними. Он приказал Джокеру пройти в лазарет. Он видел, как Лиара и доктор Чаквас уводят пилота, когда тот отказывался идти. Он слышал, как его голос приказал остальным успокоиться, а затем вернулся к работе.

Кайден проследил за тем, чтобы о раненных позаботились, прошел на мостик, чтобы сделать официальный доклад для Альянса, он также отправил сообщение Андерсону, а затем прошел к капитану Ван Гога, чтобы выяснить, куда отправят его экипаж. Он продолжал пополнять свой список дел и проверять его также эффективно, как и любая машина. Когда список выполнялся, он составлял новый.

И за все это время Кайден ни разу не снял шлем.

За ним он мог спрятать свои глаза, глаза, которые наверняка покраснели и были полны слез. Если бы кто-то увидел отчаянье на его лице, он бы смог также отобразить его, и Кайден не смог бы противостоять чувствам, которые переполняли его изнутри.

А он не мог сделать этого. Он был в долгу перед Шепард, чтобы проследить за ее экипажем. Именно этого бы она и хотела. Именно из-за этого она и погибла.

Это было все, что он мог сделать для нее сейчас.


Глава 6. Взгляд в прошлое: Сад.

(Взгляд в прошлое: вечер после поминальной службы по Эшли Уильямс в одном из тихих уголков Президиума)


«Сюда», - сказал Кайден.

Они уже некоторое время блуждали вокруг. Коммандер и лейтенант Нормандии пообедали в кафе рядом с магазинами, а затем большую часть дня прогуливались по стерильно-белым тротуарам. Сначала они говорил об Эшли, о ее жизни и чувстве юмора, и о том, чтобы она сделала, если бы дожила до Битвы за Цитадель. Во многих отношениях ее жертва оказалась не напрасной. Если бы во время битвы здесь оказались орды кроганов, сражавшихся за Сарена, все могло бы оказаться гораздо хуже.

Спустя некоторое время их разговор перетек и на другие темы. Они обсуждали свою биотическую подготовку, предстоящую миссию, а затем, наконец-то, отпуск, который теперь казался таким далеким.

«Что бы сказала о нас Эшли, когда мы только утром были на ее поминальной службе, а теперь планируем свой отпуск?» - спросил Кайден у Шепард с грустной улыбкой на лице, а затем покачал головой.

«Она, вероятно, пожелала бы нам хорошо провести время и захватить побольше презервативов», - ответила Шепард.

Кайден рассмеялся и немного покраснел. – «Да», - усмехнулся он. – «Она бы так и сделала».

Хотя слова Шепард заставили его задуматься, и пока разговор снова перешел на другую тему, Кайден медленно повел ее прочь от посольств и магазинов, вглубь района, где располагались отели и парки Президиума.

Теперь он вел Шепард по узкому коридору, который уходил в сторону от главного тротуара и привел их к обширной площадке. Они обогнули открытое пространство, засаженное цветущими деревьями с широкими бутонами всех цветов радуги.

«Ух-ты», - произнесла Шепард, глядя на деревья, растущие повсюду. – «Вот это парк».

«Да», - согласился Кайден. – «Но это не лучшая его часть. Пойдем». – Он направился к противоположной стороне площадки, и она последовала за ним. Там показалась стена, в которой виднелась дверь, но красная лампочка по середине указывала на то, что она заперта.

«Черт», - пробормотал Кайден. – «Думаю, они закрыли павильон на ночь».

«Ничего страшного», - сказала Шепард, - «мы можем пойти…Кайден? То ты делаешь?» - Она в удивлении посмотрела на своего лейтенанта, когда он активировал свой инструментон и начал что-то набирать на нем.

«Ты взламываешь замок?» - изогнула бровь Шепард.

«Оно того стоит», - ответил он. – «Вот увидишь». – Спустя мгновение, лампочка зажглась красным светом и двери открылись. Кайден положил руку на поясницу Шепард. Она почувствовала, как ее сердце заколотилось быстрее при этом прикосновении, когда он ввел ее в темное помещение.

«Кайден», - неуверенно спросила она, - «что ты делаешь?»

«Просто поверь мне, Шепард», - улыбнулся он. Затем его улыбка исчезла из виду, когда дверь за ними закрылась, и в помещении стало темно.

«Кайден…»

«Сюда», - сказал он. Его мозолистые ладони были теплыми и сильными; простое прикосновение к ним заставило ее ощутить небольшое головокружение. Забавно как дни вдали друг от друга могут сделать даже малейшее прикосновение эротичным.

А они провели дни в дали друг от друга. На Цитадели была суматоха, и в результате Нормандию попросили задержаться. Шепард постоянно была на заседаниях и встречах, а команда Нормандии помогала, чем могла выжившим. Сегодня был первый день перерыва на отдых: перерыва на похороны, за которыми последовало свободное время. Хотя в данный момент на Цитадели делать было нечего, особенно при хаосе, царившем в районах. Большинство экипажа вернулось на корабль и проводило свое свободное время там. На самом деле, насколько Шепард знала, только она и Кайден по-прежнему гуляли по станции.

«Что это за место?» - спросила Шепард. Что-то было вокруг нее, а воздух был тяжелым и влажным.

«Нам сюда», - сказал Кайден. Он что-то оттолкнул в сторону перед ней и подтолкнул ее вперед.

«Ох», - выдохнула она. – «Ого!»

«Да», - отозвался он рядом с ней.

Они стояли как будто перед зачарованным лесом. Слабый свет мерцал на потолке над ними, свет, который, как поняла Шепард, на самом деле был видом на Вдовью Туманность. От этого в комнате было слабое освещение, а само помещение было заполнено цветущими деревьями и ароматными соснами. Верхушки деревьев почти достигали стеклянного потолка над ними.

«Что это?» - тихо спросила Шепард.

«Это сад в японском стиле», - сказал ей Кайден. – «Эти растения родом из Тихоокеанского региона Земли, поэтому им требуется много воды и тени. Поэтому здесь выключают на ночь свет. Я обнаружил его вчера, когда помогал Андерсону вместе с Тали чинить некоторые здания, принадлежащие посольству Альянса. Нам пришлось возвращаться другим путем, поскольку хранители установили преграду на нашем пути. Мне показалось, что я почуял запах кедра и заглянул сюда. Этот запах так похож на дом».

«Такие леса в Ванкувере?» - спросила его Шепард.

«Такие?» - рассмеялся Кайден. – «Ничего подобного. Но, как я уже сказал, деревья напомнили мне о доме. Именно поэтому я хотел…» - Он рассмеялся и замолчал.

«Хотел что?»

«Эм», - он почесал затылок. – «Я хотел прогуляться здесь с тобой».

Она захлопала ресницами.

«Прогуляться?»

«Ну, ты знаешь, люди иногда гуляют – без оружия».

«О, а я при оружии», - ответила она.

«Я тоже», - признался он. – «Ладно, без перестрелок. Так понятнее?»

«Мы и так прогуливаемся весь день», - отметила она.

«Да, но вокруг было столько народу…и окон…» - Он застенчиво замолчал. – «Я хотел уединенную прогулку. Как…» - Он не мог подобрать точные слова, которые не звучали бы безнадежно романтично или старомодно. – «Ты прогуляешься со мной, Шепард?»

«О, это звучит так…мило». – Шепард поняла, что начинает улыбаться.

«Мило?» - нахмурился он. – «Так это ‘да’, или же это ‘еще чего, ни за что на свете’?»

«Прогулка по этому саду?» - Шепард вгляделась в сумеречный лес и поняла, что не видит конца помещения. – «С тобой? И никто на нас при этом не будет нападать? Это определенно ‘да’».

«Ты сможешь справиться с этим, коммандер?» - дразня, спросил ее Кайден. – «Обычная прогулка? Со мной?»

«Кайден», - сказала она, вздернув подбородок, - «я справлюсь со всем, что ты мне предложишь».

«Ну, я ведь могу организовать засаду, или что-то типа того…» - прошептал Кайден.

«Засаду, значит?» - спросила Шепард, понижая голос до знойных ноток. – «Это звучит многообещающе».

запись создана: 14.12.2010 в 19:28

@темы: Фанфикшен, Фанфик закончен, Переводы, Перевод в работе, Кайден, Romance, R, Mass Effect, Het, Drama, Angst, фем!Шепард

Комментарии
2010-12-15 в 15:16 

-~Mary~-
Мечтать не вредно
Sapphire1984, спасибо) Это так... грустно и, в то же время, мило...

Только не совсем понятно поведение или, может правильнее, настроение Шеп, во второй главе. Она же знала, то такие отношения не будут простыми, так к чему такие разговоры? Или, может быть, я чего-то недопоняла?

2010-12-15 в 15:44 

Ain`t no rest for the wicked
MissMary, скорее это просто бессилие. Она не хочет скрываться, но вынуждена. А, учитывая, что она еще в первой части при Кайдене особо не скрывала свои мысли и чувства, высказалась ему наболевшем))

2010-12-15 в 15:57 

-~Mary~-
Мечтать не вредно
Sapphire1984, я думала об этом. Даже могу, в какой-то степени, понять. Но, не знаю... Можно сказать о своих переживаниях, желаниях... Мне кажется, что она как-то очень близко к сердцу принимает такое положение дел, при том, что все сложности были известны сразу и к ним можно было бы уже привыкнуть что ли. Как то так...

2010-12-15 в 16:01 

Ain`t no rest for the wicked
MissMary , ну, думаю она в принципе привыкла. Меня в этой главе больше насторожило, что он почти сразу стал холодным. После этого у нее и пошел этакий мини-срыв. Она его просит посмотреть на нее, поговорить, а он отворачивается и начинает одеваться. Возможно, это просто не та реакция после бурного секса, которую она ожидала.

2010-12-15 в 16:36 

-~Mary~-
Мечтать не вредно
Sapphire1984, и это тоже настораживает. Согласна полностью. У меня сложилось такое впечатление, что автор хочет показать сомнения Кайдена в правильности того, что они делают. А именно то, что он борется с самим собой и обстоятельствами, и борьба эта достаточно тяжелая.

2010-12-15 в 20:13 

BUT I CAN! (c)
Меня наоборот во второй главе смутило поведение Кайдена. Такое ощущение, будто он требует от него большего или сомневается в том, что они делают всё правильно. Похоже, будто она оправдывается перед ним.

2010-12-15 в 20:25 

-~Mary~-
Мечтать не вредно
Arona, мне кажется, что сомневается. И именно то, что она оправдывается, мне немного не понравилось. Не знаю, может я равняю по своему взгляду на такую ситуацию, но оправдываться тут было лишним, что ли...

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

BIOWARE FANFIC CLUB

главная